Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 6, 1879.pdf/546

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
541
МИНОСЪ.


Др. Такъ.

Сокр. Стало быть, законъ хочетъ быть обрѣтеніемъ сущаго.

Др. Но ка̀къ же это, Сократъ, — если законъ есть обрѣтеніе сущаго, — мы въ отношеніи къ тому же пользуемся не тѣми же законами, когда сущее-то у насъ обрѣтается?

Сокр. И тѣмъ не менѣе законъ хочетъ быть обрѣтеніемъ сущаго. Если же люди, какъ намъ кажется, не тѣми же пользуются законами, — значитъ, не всегда могутъ они обрѣтать то, чего хочетъ законъ, — обрѣтать сущее. B. Однакожъ посмотримъ-ка, не сдѣлается ли намъ отсюда явно[1], тѣми же ли всегда пользуемся мы законами, или иногда иными, и всѣ ли тѣми же, или иные иными.

Др. Но это-то, Сократъ, замѣтить не трудно, что тѣ же не всегда пользуются тѣми же законами, и иные иными. Вотъ, напримѣръ, у насъ не законъ приносить въ жертву людей, а дѣло нечестивое; карѳагеняне же, напротивъ, приносятъ, и у нихъ это свято и законно; нѣкоторые же изъ нихъ, какъ и C. ты, можетъ быть, слыхалъ, приносятъ Кроносу даже дѣтей своихъ. И не только варвары пользуются отличными отъ нашихъ законами, но и живущіе въ Ликеѣ[2], и потомки Аѳаманта, хотя и эллины, приносятъ такія же жертвы. Да и сами мы, знаешь, вѣроятно, и слыхалъ, какими пользовались законами относительно умершихъ: предъ выносомъ

    нѣчто иное, а не изобрѣтеніе сущаго. Писатель, безъ сомнѣнія, превратно понялъ то, что̀ объ этомъ предметѣ говорится въ «Менонѣ».

  1. Здѣсь надлежало доказать не то, что разные народы пользуются разными законами, — это не требовало доказательствъ, — а то, что законъ всегда имѣетъ въ виду τὸ ὄν, и что только человѣческая слабость бываетъ причиною, что люди не достигаютъ своей цѣли. Но положеніе это требовало, конечно, особенно тонкаго изложенія. Поэтому, оставивъ совершенно въ сторонѣ то, что было нужно для развитія разсужденія, авторъ предпочелъ обратиться къ тому, что̀ могло дать выгодное понятіе о личной его учености, и тѣмъ легче достигъ этого, что законъ, вопреки правильному сужденію, принялъ въ обширномъ смыслѣ; слѣдовательно, могъ разумѣть подъ нимъ не только законы, но и обычаи.
  2. Ликея — городъ Аркадіи. О человѣческихъ жертвахъ, приносимыхъ тамъ Зевсу, упоминаетъ и Платонъ — Rep. VIII, p. 565, и авторъ «Миноса», кажется, имѣлъ въ виду это мѣсто.
Тот же текст в современной орфографии


Др. Так.

Сокр. Стало быть, закон хочет быть обретением сущего.

Др. Но ка̀к же это, Сократ, — если закон есть обретение сущего, — мы в отношении к тому же пользуемся не теми же законами, когда сущее-то у нас обретается?

Сокр. И тем не менее закон хочет быть обретением сущего. Если же люди, как нам кажется, не теми же пользуются законами, — значит, не всегда могут они обретать то, чего хочет закон, — обретать сущее. B. Однакож посмотрим-ка, не сделается ли нам отсюда явно[1], теми же ли всегда пользуемся мы законами, или иногда иными, и все ли теми же, или иные иными.

Др. Но это-то, Сократ, заметить не трудно, что те же не всегда пользуются теми же законами, и иные иными. Вот, например, у нас не закон приносить в жертву людей, а дело нечестивое; карфагеняне же, напротив, приносят, и у них это свято и законно; некоторые же из них, как и C. ты, может быть, слыхал, приносят Кроносу даже детей своих. И не только варвары пользуются отличными от наших законами, но и живущие в Ликее[2], и потомки Афаманта, хотя и эллины, приносят такие же жертвы. Да и сами мы, знаешь, вероятно, и слыхал, какими пользовались законами относительно умерших: пред выносом

——————

    нечто иное, а не изобретение сущего. Писатель, без сомнения, превратно понял то, что̀ об этом предмете говорится в «Меноне».

  1. Здесь надлежало доказать не то, что разные народы пользуются разными законами, — это не требовало доказательств, — а то, что закон всегда имеет в виду τὸ ὄν, и что только человеческая слабость бывает причиною, что люди не достигают своей цели. Но положение это требовало, конечно, особенно тонкого изложения. Поэтому, оставив совершенно в стороне то, что было нужно для развития рассуждения, автор предпочел обратиться к тому, что̀ могло дать выгодное понятие о личной его учености, и тем легче достиг этого, что закон, вопреки правильному суждению, принял в обширном смысле; следовательно, мог разуметь под ним не только законы, но и обычаи.
  2. Ликея — город Аркадии. О человеческих жертвах, приносимых там Зевсу, упоминает и Платон — Rep. VIII, p. 565, и автор «Миноса», кажется, имел в виду это место.