Страница:Сумароков. ПСС 1787. Часть 8.djvu/114

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Со всей онъ нѣжностью любезну принуждаетъ,
И на конецъ ея упорство побѣждаетъ.
Встаетъ Емилія: съ ней Граціи встаютъ:
60 И птички на кустахъ походъ ея поютъ.
Судьба въ сей часъ ево вздыханіе кончаетъ;
Емилія ему желаніе вѣнчаетъ.

Тот же текст в современной орфографии

Со всей он нежностью любезну принуждает,
И наконец её упорство побеждает.
Встает Емилия: с ней Грации встают:
60 И птички на кустах поход её поют.
Судьба в сей час ево вздыхание кончает;
Емилия ему желание венчает.


XXXVI.
ОЛИМПІЯ.

Адрастъ Олимпіи въ любви не лицемѣритъ;
Олимпія любви Адрастовой не вѣритъ.
Клянется онъ; но льзя ль то истинной почесть;
И клятвы и хвалы сплетаетъ часто лѣсть.
Пастушка думала о томъ и въ страсти зрѣло,
Храня сокровище, оно доколѣ цѣло:
И говоритъ себѣ: какъ яблоко спадетъ;
Ниспадъ уже опять на древо не взойдетъ.
Не дамъ горячности надъ нѣжнымъ сердцемъ власти:
10 И страсть покорна мнѣ, не я покорна страсти.
Не ввѣрюсь пастуху, доколь не буду знать,
Что подлинно любовь велитъ ему стонать.
Проста пастушка та, котора допускаетъ
До крайности къ себѣ тово кто ей ласкаетъ,
15 И не намѣряся въ любви съ ней вѣчно жить,
Стремится вѣчный стыдъ на дѣвку возложить,
Для утолѣнія любовнаго пыланья,
Ко исполненію минутнаго желанья:
И утѣшаяся одну минуту съ нимъ,
20 По жаркомъ пламени густой оставитъ дымъ,
А онъ цвѣтокъ сорвавъ, ругаяся кидаетъ;
Цвѣточикъ брошенный въ презрѣньи увядаетъ.

Тот же текст в современной орфографии
XXXVI
ОЛИМПИЯ

Адраст Олимпии в любви не лицемерит;
Олимпия любви Адрастовой не верит.
Клянется он; но льзя ль то истинной почесть;
И клятвы и хвалы сплетает часто лесть.
Пастушка думала о том и в страсти зрело,
Храня сокровище, оно доколе цело:
И говорит себе: как яблоко спадет;
Ниспад уже опять на древо не взойдет.
Не дам горячности над нежным сердцем власти:
10 И страсть покорна мне, не я покорна страсти.
Не вверюсь пастуху, доколь не буду знать,
Что подлинно любовь велит ему стонать.
Проста пастушка та, котора допускает
До крайности к себе тово кто ей ласкает,
15 И не намеряся в любви с ней вечно жить,
Стремится вечный стыд на девку возложить,
Для утоления любовного пыланья,
Ко исполнению минутного желанья:
И утешаяся одну минуту с ним,
20 По жарком пламени густой оставит дым,
А он цветок сорвав, ругаяся кидает;
Цветочик брошенный в презреньи увядает.