Страница:Сумароков. ПСС 1787. Часть 8.djvu/26

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Твоя любезна тѣнь ни на единый часъ,
Не можетъ отступить отъ омраченныхъ глазъ.
Когда краснѣются въ дали высоки горы,
Востокомъ въ небеса прекрасныя аѵроры,
25 И златозарный къ намъ приходитъ паки день,
Снимая съ небеси густу ночную тѣнь,
День въ паство, я въ тоску: въ любви къ тебѣ згараю,
И въ жалостну свирѣль, не помню, что играю.
Наступитъ полдень жаркъ, послѣдуетъ трудамъ
30 Отдохновенный часъ, пасущимъ и стадамъ,
Пастушки, пастухи, покоятся прохладно,
А я смущаяся крушуся безотрадно.
Садится дневное свѣтило за лѣса,
Или уже луна восходитъ въ небеса,
35 Товарищи мои любовницъ лобызаютъ:
Меня единаго здѣсь горести терзаютъ:
И только я грущу вздыханіе губя,
И просыпаюся зря въ тонкомъ снѣ тебя:
А пробудившися тебя не обретаю,
40 И лишъ едину тѣнь руками я хватаю,
Цефиза, иль тебѣ меня уже не жаль?
Коль жаль, прийди ко мнѣ, скончай мою печаль!
Какъ птицамъ радостна весна, и всей природѣ,
И нимфамъ красный день по дождевой погодѣ,
45 Такъ веселъ былъ бы мнѣ желаемый сей часъ,
Въ который бъ я тебя узрѣлъ во перьвый разъ.
Цефиза знаешь ли, колико вздоховъ трачу:
Какъ горько по тебѣ безперестанно плачу?
О вѣтры! вы могли на небеса вознесть,
50 Къ Венерѣ тающей печальную ту вѣсть,
Что все богини сей сокровище дражайше,
Адонисъ, съ кѣмъ она во время пресладчайше,
Имѣла множество утѣхъ средь темныхъ рощь,
Незапнымъ дѣйствіемъ, позналъ противну нощь!

Тот же текст в современной орфографии

Твоя любезна тень ни на единый час,
Не может отступить от омраченных глаз.
Когда краснеются вдали высоки горы,
Востоком в небеса прекрасные авроры,
25 И златозарный к нам приходит паки день,
Снимая с небеси густу ночную тень,
День в паство, я в тоску: в любви к тебе згараю,
И в жалостну свирель, не помню, что играю.
Наступит полдень жарк, последует трудам
30 Отдохновенный час, пасущим и стадам,
Пастушки, пастухи, покоятся прохладно,
А я смущаяся крушуся безотрадно.
Садится дневное светило за леса,
Или уже луна восходит в небеса,
35 Товарищи мои любовниц лобызают:
Меня единого здесь горести терзают:
И только я грущу вздыхание губя,
И просыпаюся зря в тонком сне тебя:
А пробудившися тебя не обретаю,
40 И лишь едину тень руками я хватаю,
Цефиза, иль тебе меня уже не жаль?
Коль жаль, прийди ко мне, скончай мою печаль!
Как птицам радостна весна, и всей природе,
И нимфам красный день по дождевой погоде,
45 Так весел был бы мне желаемый сей час,
В который б я тебя узрел во перьвый раз.
Цефиза знаешь ли, колико вздохов трачу:
Как горько по тебе бесперестанно плачу?
О ветры! вы могли на небеса вознесть,
50 К Венере тающей печальную ту весть,
Что всё богини сей сокровище дражайше,
Адонис, с кем она во время пресладчайше,
Имела множество утех средь темных рощь,
Незапным действием, познал противну нощь!