Страница:Тимей и Критий (Платон, Малеванский).pdf/307

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
28

ственной природы, у нихъ умножалось все, выше упомянутое аамя. Когда же частица божественной природы въ нихъ исчезла вслѣдствіе того, что размѣшивалась все въ большей и большей массѣ природы смертной, когда природа чисточеловѣческая взяла полный перевѣсъ, тогда ови не въ состояніи будучи справляться съ наличными богатствами, стали вести себя постыдно и конечно были преступными въ глазахъ всякаго, кто только могъ бы видѣть, что они изъ всѣхъ драгоцѣнныхъ сокровищъ погубили именно самое прекраснѣйшее, но на взглядъ тѣхъ, которые не способны были понять, въ чемъ собственно состоитъ истинно-блаженная жизнь, они конечно могли казаться людьми и отличнѣйшими и блаженнѣйшими даже тогда, когда у нихъ ве было уже и мѣры беззаконному любостяжавію и насилію. Тогда богъ боговъ Зевсъ, правящій царствами согласно съ законами и умѣющій различать подобныя вещи, усмотрѣвъ, что родъ людей столь богато одаренныхъ дошелъ до столь печальнаго развращенія, рѣшился подвергнуть ихъ наказанію для того чтобъ они одумались и стали мудрѣе въ своихъ мысляхъ. Итакъ, онъ созвалъ всѣхъ боговъ въ то преврас-аѣйшее изъ жилищъ своихъ, которое посреди вселенной находится[1], и когда собрались они, то воззрѣвъ на все происшедшее и живущее, сказалъ[2].........

  1. Зевсъ собралъ боговъ не на Олимпъ, но въ прекраснѣйшее и выше всѣхъ другихъ находящееся жилище — въ то жилище, что среди міра или неба, то есть, на планету своего имени (Юпитеръ). См. выше примѣч. о планетной и теологической системѣ Платона. Впрочемъ, быть можетъ, тутъ разумѣется Парна ссъ, который у Пиндера (Ποθ. 4, 74; 63) считается центромъ земли — ομφαλος γης.
  2. Па этомъ словѣ, которое дѣлаетъ собственно только завязку епическаго разсказа, обрывается Платонова Атлантида, судя по началу дѣйствительно обѣщавшая преьзойти своею широтою и величественностію всѣ извѣстныя великія епопея, не исключая и поэмы Гомера. "Матеріалъ для Атлантиды, говоритъ Ллу* тархъ, достался Платову по праву родства отъ Солона, какъ поле невоздѣланное и пустое, и онъ поставилъ себѣ задачею какъ можно лучше обработать его. Къ основанію, положенвому прежде, онъ присоединилъ обширныя сѣни, ограду я двери, какихъ не имѣлъ ии одинъ разсказъ, ни одна поэма. Но и онъ началъ слишкомъ поздно и кончилъ жизнь, не совершивши своего труда, такъ что чѣмъ болѣе мы наслаждаемся тѣмъ, что у него уже написано, тѣмъ болѣе жалѣемъ о томъ, чего у него не достаетъ. Подобно тому, какъ аѳиняне не окончили олимпійскаго храма (начатаго еще Пизистратомъ и оконченнаго лишь имп. Адріаномъ), такъ мудрость Платона оставила недовершенною одну только Атлантиду* (Σόλων, 32).
Тот же текст в современной орфографии

ственной природы, у них умножалось всё, выше упомянутое аамя. Когда же частица божественной природы в них исчезла вследствие того, что размешивалась всё в большей и большей массе природы смертной, когда природа чисточеловеческая взяла полный перевес, тогда ови не в состоянии будучи справляться с наличными богатствами, стали вести себя постыдно и конечно были преступными в глазах всякого, кто только мог бы видеть, что они из всех драгоценных сокровищ погубили именно самое прекраснейшее, но на взгляд тех, которые не способны были понять, в чём собственно состоит истинно-блаженная жизнь, они конечно могли казаться людьми и отличнейшими и блаженнейшими даже тогда, когда у них ве было уже и меры беззаконному любостяжавию и насилию. Тогда бог богов Зевс, правящий царствами согласно с законами и умеющий различать подобные вещи, усмотрев, что род людей столь богато одаренных дошел до столь печального развращения, решился подвергнуть их наказанию для того чтоб они одумались и стали мудрее в своих мыслях. Итак, он созвал всех богов в то преврас-аейшее из жилищ своих, которое посреди вселенной находится[1], и когда собрались они, то воззрев на всё происшедшее и живущее, сказал[2].........

  1. Зевс собрал богов не на Олимп, но в прекраснейшее и выше всех других находящееся жилище — в то жилище, что среди мира или неба, то есть, на планету своего имени (Юпитер). См. выше примеч. о планетной и теологической системе Платона. Впрочем, быть может, тут разумеется Парна сс, который у Пиндера (Ποθ. 4, 74; 63) считается центром земли — ομφαλος γης.
  2. Па этом слове, которое делает собственно только завязку епического рассказа, обрывается Платонова Атлантида, судя по началу действительно обещавшая преьзойти своею широтою и величественностью все известные великие епопея, не исключая и поэмы Гомера. "Материал для Атлантиды, говорит Ллу* тарх, достался Платову по праву родства от Солона, как поле невозделанное и пустое, и он поставил себе задачею как можно лучше обработать его. К основанию, положенвому прежде, он присоединил обширные сени, ограду я двери, каких не имел ии один рассказ, ни одна поэма. Но и он начал слишком поздно и кончил жизнь, не совершивши своего труда, так что чем более мы наслаждаемся тем, что у него уже написано, тем более жалеем о том, чего у него не достает. Подобно тому, как афиняне не окончили олимпийского храма (начатого еще Пизистратом и оконченного лишь имп. Адрианом), так мудрость Платона оставила недовершенною одну только Атлантиду* (Σόλων, 32).