Страница:Тимей и Критий (Платон, Малеванский).pdf/37

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
32

умѣренно сжимаютъ сосудцы вкуса и даютъ ощущеніе кислаго, терпкаго и т. под. Ощущенія запаха доставляетъ каждое изъ четырехъ тѣлъ не само по себѣ — по своей природѣ — но напротивъ только тогда, когда находится въ состояніи противномъ его природѣ, — именно въ то время, когда оно, бывъ разрѣшено на мелкія частицы, находится на пути превращенія въ другое какое либо тѣло (когда напр. землянн-стое вещество находится въ процессѣ горѣнія, или когда какая нибудь жидкость испаряясь превращается въ воздухъ, или воздухъ сгущаясь переходитъ въ жидкость); эти частицы, носящіяся въ воздухѣ и вмѣстѣ съ нимъ попадающія въ ноздри, и суть собственно то, что даетъ ощущенія запаха, которыя бываютъ или непріятны, когда быстро и насильственно выводятъ органъ обонянія изъ его нормальнаго состоянія, или, пріятны, когда снова возвращаютъ его въ прежнее состояніе. — Точно также и звукъ не есть специфическая особенность какого либо одного изъ четырехъ тѣлъ, а есть движеніе, которое можетъ получить начало въ каждомъ изъ нихъ безразлично, но которое, смотря по силѣ перваго толчка, съ большею или меньшею интенсивностію и быстротою распространяется въ воздухѣ, пока не дойдетъ до ушей, а отсюда чрезъ мозгъ и кровь — до самой души, гдѣ оно становится уже движеніемъ внутреннимъ, психическимъ — ощущеніемъ звука. Само собою понятно, что различіе этихъ внутреннихъ-психическихъ движеній зависитъ отъ силы и характера тѣхъ внѣшнихъ Физическихъ движеній, — Напротивъ цвѣтъ вещей имѣетъ своимъ источникомъ исключительно огонь — съ одной стороны внутренній огонь, истекающій изъ нашего тѣла сквозь глаза, а съ другой внѣшній, истекающій отъ внѣшнихъ предметовъ. Тотъ и другой свѣтъ, встрѣчаясь и по причинѣ своего тождества сливаясь, образуетъ изъ себя впереди глаза нѣкое особое свѣтящееся тѣло, въ которомъ мы видимъ не только очертанія, Форму того предмета, лучи котораго поступили сюда, но к тотъ или иной цвѣтъ его.


Тот же текст в современной орфографии

умеренно сжимают сосудцы вкуса и дают ощущение кислого, терпкого и т. под. Ощущения запаха доставляет каждое из четырех тел не само по себе — по своей природе — но напротив только тогда, когда находится в состоянии противном его природе, — именно в то время, когда оно, быв разрешено на мелкие частицы, находится на пути превращения в другое какое либо тело (когда напр. землянн-стое вещество находится в процессе горения, или когда какая нибудь жидкость испаряясь превращается в воздух, или воздух сгущаясь переходит в жидкость); эти частицы, носящиеся в воздухе и вместе с ним попадающие в ноздри, и суть собственно то, что дает ощущения запаха, которые бывают или неприятны, когда быстро и насильственно выводят орган обоняния из его нормального состояния, или, приятны, когда снова возвращают его в прежнее состояние. — Точно также и звук не есть специфическая особенность какого либо одного из четырех тел, а есть движение, которое может получить начало в каждом из них безразлично, но которое, смотря по силе первого толчка, с большею или меньшею интенсивностью и быстротою распространяется в воздухе, пока не дойдет до ушей, а отсюда чрез мозг и кровь — до самой души, где оно становится уже движением внутренним, психическим — ощущением звука. Само собою понятно, что различие этих внутренних-психических движений зависит от силы и характера тех внешних Физических движений, — Напротив цвет вещей имеет своим источником исключительно огонь — с одной стороны внутренний огонь, истекающий из нашего тела сквозь глаза, а с другой внешний, истекающий от внешних предметов. Тот и другой свет, встречаясь и по причине своего тождества сливаясь, образует из себя впереди глаза некое особое светящееся тело, в котором мы видим не только очертания, Форму того предмета, лучи которого поступили сюда, но к тот или иной цвет его.