Страница:Украинские народные рассказы (Вовчок, 1859).pdf/141

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана



Яковъ меня, хвать за руку: »Дядюшка!«

Я ему только моргнулъ: дескать, не мѣшай!

»Слушай! ты, эй!« кричитъ мнѣ пани. »Постой!«

Я вернулся.

»За сколько хотите откупиться?«

А я ей всё дѣла не говорю.

»Что́«, говорю, »намъ вашу милость безпокоить?«

Тутъ вижу, что раскраснѣлась она вся, какъ уголь самый красный; я и говорю: »Я думалъ, пани, за двѣсти цѣлковыхъ.«

А она мнѣ: »Да ты, должно́ быть, дуракъ набитый! да ты то, да ты сё!«

А я всё кланяюсь, молча, словно она дѣло говоритъ.

Наговорилась, устала.

»Коли хочешь откупаться«, говоритъ, »такъ откупайся за триста, ато послѣ и за тысячу не откупишься.«

Яковъ мой какъ обрадуется! да словно дуракъ съ печи прямо ей въ ноги бухъ! благодаритъ, значитъ, что его же саломъ да по его же шкурѣ мажутъ.

»Ну, а деньги гдѣ? деньги принесли?« А сама словно въ глаза намъ вскочить хочетъ.

Тот же текст в современной орфографии


Яков меня, хвать за руку: «Дядюшка!»

Я ему только моргнул: дескать, не мешай!

«Слушай! ты, эй!» кричит мне пани. «Постой!»

Я вернулся.

«За сколько хотите откупиться?»

А я ей всё дела не говорю.

«Что́», говорю, «нам вашу милость беспокоить?»

Тут вижу, что раскраснелась она вся, как уголь самый красный; я и говорю: «Я думал, пани, за двести целковых.»

А она мне: «Да ты, должно́ быть, дурак набитый! да ты то, да ты сё!»

А я всё кланяюсь, молча, словно она дело говорит.

Наговорилась, устала.

«Коли хочешь откупаться», говорит, «так откупайся за триста, а то после и за тысячу не откупишься.»

Яков мой как обрадуется! да словно дурак с печи прямо ей в ноги бух! благодарит, значит, что его же салом да по его же шкуре мажут.

«Ну, а деньги где? деньги принесли?» А сама словно в глаза нам вскочить хочет.