Страница:Украинские народные рассказы (Вовчок, 1859).pdf/62

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


и сгубилъ дѣвушку и все ея племя. Знать, правду говорятъ люди: »Сирота, ей и утопиться вольно!« Сказалъ и покачалъ сѣдой головой.

»А почему же намъ не погулять у нихъ на свадьбѣ?« отозвался Опанасъ Бобрикъ, взявшись подъ бока. »Жаль дѣвки, да ужъ дѣла не поправишь! По крайней мѣрѣ погуляли бы!«

»Старая, забубенная голова!« говоритъ ему Петро, »опомнись! Ты бъ и тамъ въ плясъ пустился, гдѣ всѣ добрые люди печалются да плачутъ горько.«

»Да что́ жъ, пане брате! Плачешь-плачешь, да и чихнешь.«

»Не слѣдъ теперь шутить, панъ Опанасъ«, прикрикнули всѣ въ одинъ голосъ: »не до смѣху, когда такое дѣло дѣлается. Ты хоть своей сѣдой головы не срами, если ужъ не почитаешь козачества!«

»А ну-те васъ; полно! Вотъ взаправду разорались, словно на дурака! Не идти, такъ и не идти; и не пойду! А дѣвушка-то козацкаго роду,—надо бы и танцевъ козацкихъ на ея свадьбѣ; да вѣдь съ вами не сговоришь. То-то жалко!«

Молодые стоятъ, и глазъ не поднимутъ.

»Дай же вамъ, Боже, счастье и таланъ!

Тот же текст в современной орфографии

и сгубил девушку и всё её племя. Знать, правду говорят люди: «Сирота, ей и утопиться вольно!» Сказал и покачал седой головой.

«А почему же нам не погулять у них на свадьбе?» отозвался Опанас Бобрик, взявшись под бока. «Жаль девки, да уж дела не поправишь! По крайней мере погуляли бы!»

«Старая, забубенная голова!» говорит ему Петро, «опомнись! Ты б и там в пляс пустился, где все добрые люди печалются да плачут горько.»

«Да что́ ж, пане брате! Плачешь-плачешь, да и чихнешь.»

«Не след теперь шутить, пан Опанас», прикрикнули все в один голос: «не до смеху, когда такое дело делается. Ты хоть своей седой головы не срами, если уж не почитаешь козачества!»

«А ну-те вас; полно! Вот взаправду разорались, словно на дурака! Не идти, так и не идти; и не пойду! А девушка-то козацкого роду, — надо бы и танцев козацких на её свадьбе; да ведь с вами не сговоришь. То-то жалко!»

Молодые стоят, и глаз не поднимут.

«Дай же вам, Боже, счастье и талан!