Страница:Украинские народные рассказы (Вовчок, 1859).pdf/67

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


щатся ей ея чернявые[1] мальчики, изморенные, блѣдные. Сидятъ они въ горницѣ молча, безъ шуму, безъ говору, безъ игръ, тихохонько. Чуть только пошевельнутся они, чуть словечко межъ собою скажутъ, паны сейчасъ и крикнутъ: »Что́ тамъ за шумъ? вотъ мы васъ выучимъ, смирно сидѣть!« Испугаются мои голубчики, да и притихнутъ.

Каждый Божій день умывается Олеся горючими слезами: »Дѣточки мои! цвѣтики мои! не развернувшись, вы завяли!«

Какое было у ней съ мужемъ добро, все продали, а деньги порастратили. Развѣ на такую семью мало надо? А пани ничего не даетъ, да еще и сердится: »У тебя должно быть все свое: ты богатаго отца дочь. Небось, всего есть вволю! Если тебѣ жалко дѣтей, одѣвай ихъ сама, а у меня и безъ васъ много расходовъ.«

Мужъ съ кручины совсѣмъ захирѣлъ, отупѣлъ какъ-то: ничего не боится, ничего не страшно ему, ничего не жалко. А сначала, такъ даже обмиралъ отъ тоски. Не одинъ разъ Олеся со слезами молила его пожалѣть дѣтей, не губить ихъ, когда онъ

  1. Черня́вый—черноволосый и чернобровый, но не то, что смуглый.
Тот же текст в современной орфографии

щатся ей её чернявые[1] мальчики, изморенные, бледные. Сидят они в горнице молча, без шуму, без говору, без игр, тихохонько. Чуть только пошевельнутся они, чуть словечко меж собою скажут, паны сейчас и крикнут: «Что́ там за шум? вот мы вас выучим, смирно сидеть!» Испугаются мои голубчики, да и притихнут.

Каждый Божий день умывается Олеся горючими слезами: «Деточки мои! цветики мои! не развернувшись, вы завяли!»

Какое было у неё с мужем добро, всё продали, а деньги порастратили. Разве на такую семью мало надо? А пани ничего не дает, да еще и сердится: «У тебя должно быть всё свое: ты богатого отца дочь. Небось, всего есть вволю! Если тебе жалко детей, одевай их сама, а у меня и без вас много расходов.»

Муж с кручины совсем захирел, отупел как-то: ничего не боится, ничего не страшно ему, ничего не жалко. А сначала, так даже обмирал от тоски. Не один раз Олеся со слезами молила его пожалеть детей, не губить их, когда он

  1. Черня́вый — черноволосый и чернобровый, но не то, что смуглый.