Страница:Украинские народные рассказы (Вовчок, 1859).pdf/73

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана



А тутъ, недѣли черезъ двѣ, получается письмо отъ Ивана. »Живы ли, здоровы ли вы«, пишетъ онъ, »дѣти мои милые и жена любимая? А я всё хвораю; кажись, и померъ бы, да поддерживаетъ меня надежда: авось еще приведется мнѣ увидѣть васъ и Украину родную! Какъ-то вы живете-можете? Почитайте мать, сыны мои милые, крѣпко любите другъ друга. Боже васъ всѣхъ благослови! Гостинца я вамъ переслать не могу: хоть и щеголяю я въ серебряныхъ пуговицахъ, а нѣту у меня ничего за душою. Случается, панъ въ гостяхъ засидится,—а я цѣлый день голодай, развѣ добрые люди накормятъ. Что́ и толковать? Кому не было добра съ-измала, не будетъ его и до смерти!«

»Одинаковое намъ счастье, Иванъ мой!« говоритъ Олеся плача. »Знала бы я грамотѣ, я бъ къ тебѣ безъ конца письма писала, каждый день письма бы посылала; а теперь надо кому-нибудь поклониться да написать попросить. Напишетъ ли кто такъ искренно, такъ горько, какъ у меня на сердцѣ?«

Пошла просить дьячка.

»Хорошо«, говоритъ дьячокъ, »я напишу; а что́ мнѣ за это перепадетъ?«

Взглянула на него Олеся—красный та-

Тот же текст в современной орфографии


А тут, недели через две, получается письмо от Ивана. «Живы ли, здоровы ли вы», пишет он, «дети мои милые и жена любимая? А я всё хвораю; кажись, и помер бы, да поддерживает меня надежда: авось еще приведется мне увидеть вас и Украину родную! Как-то вы живете-можете? Почитайте мать, сыны мои милые, крепко любите друг друга. Боже вас всех благослови! Гостинца я вам переслать не могу: хоть и щеголяю я в серебряных пуговицах, а нету у меня ничего за душою. Случается, пан в гостях засидится, — а я целый день голодай, разве добрые люди накормят. Что́ и толковать? Кому не было добра сызмала, не будет его и до смерти!»

«Одинаковое нам счастье, Иван мой!» говорит Олеся плача. «Знала бы я грамоте, я б к тебе без конца письма писала, каждый день письма бы посылала; а теперь надо кому-нибудь поклониться да написать попросить. Напишет ли кто так искренно, так горько, как у меня на сердце?»

Пошла просить дьячка.

«Хорошо», говорит дьячок, «я напишу; а что́ мне за это перепадет?»

Взглянула на него Олеся — красный та-