Страница:Федон (Платон, Лебедев).pdf/125

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
124

ствительно безсмертна, то мнѣ представляется и приличнымъ и заслуживающимъ того, чтобы рисковать довѣриться подобной вѣрѣ, потому что рискъ этого рода прекрасенъ и нужно какъ бы очаровывать себя, напѣвая себѣ такія волшебныя пѣсни. Поэтому-то я и продлилъ такъ свой разсказъ.

Итакъ, въ силу этого долженъ имѣть твердую надежду за свою душу тотъ человѣкъ, который пренебрегалъ въ теченіе жизни удовольствіями и украшеніями тѣла, какъ чуждымъ душѣ и въ томъ убѣжденіи, что это производитъ зло, а стремился къ наслажденіямъ, которыя сообщаетъ знаніе и, украшавши душу не чуждымъ, но свойственнымъ ей украшеніемъ, — воздержаніемъ, справедливостью, мужествомъ, свободой и истиной — ожидаетъ въ такомъ настроеніи сошествія въ аидъ, какъ готовый сойти туда, когда позоветъ судьба. И вы, продолжалъ онъ, Симмій и Кевисъ, какъ и другіе, сойдете туда когда нибудь, — каждый въ свое время. Меня же судьба уже теперь зоветъ, сказалъ бы трагическій поэтъ, и мнѣ почти пора приступить къ омовенію, потому что мнѣ представляется лучше выпить ядъ, напередъ вымывшись, и не безпокоить женщинъ омовеніемъ мертваго тѣла.

LXIV. Когда онъ окончилъ, Критонъ спросилъ:

— Добро Сократъ! Что же ты приказываешь имъ или мнѣ относительно ли дѣтей или чего нибудь другаго, исполненіемъ чего мы могли бы оказать тебѣ наиболѣе пріятную для тебя услугу?

— То самое, что я всегда говорилъ, любезный Критонъ, отвѣчалъ Сократъ, — ничего новаго, именно то, что вы, заботясь о себѣ, сдѣлаете услугу и мнѣ и мо-


Тот же текст в современной орфографии

ствительно бессмертна, то мне представляется и приличным и заслуживающим того, чтобы рисковать довериться подобной вере, потому что риск этого рода прекрасен и нужно как бы очаровывать себя, напевая себе такие волшебные песни. Поэтому-то я и продлил так свой рассказ.

Итак, в силу этого должен иметь твердую надежду за свою душу тот человек, который пренебрегал в течение жизни удовольствиями и украшениями тела, как чуждым душе и в том убеждении, что это производит зло, а стремился к наслаждениям, которые сообщает знание и, украшавши душу не чуждым, но свойственным ей украшением, — воздержанием, справедливостью, мужеством, свободой и истиной — ожидает в таком настроении сошествия в аид, как готовый сойти туда, когда позовет судьба. И вы, продолжал он, Симмий и Кевис, как и другие, сойдете туда когда нибудь, — каждый в свое время. Меня же судьба уже теперь зовет, сказал бы трагический поэт, и мне почти пора приступить к омовению, потому что мне представляется лучше выпить яд, наперед вымывшись, и не беспокоить женщин омовением мертвого тела.

LXIV. Когда он окончил, Критон спросил:

— Добро Сократ! Что же ты приказываешь им или мне относительно ли детей или чего нибудь другого, исполнением чего мы могли бы оказать тебе наиболее приятную для тебя услугу?

— То самое, что я всегда говорил, любезный Критон, отвечал Сократ, — ничего нового, именно то, что вы, заботясь о себе, сделаете услугу и мне и мо-