Страница:Федон (Платон, Лебедев).pdf/130

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
129

волительно и должно помолиться богамъ о томъ, чтобы переселеніе мое отсюда туда совершилось благополучно; объ этомъ именно я молюсь, и — о если бы это было такъ!

Сказавши это, онъ поднесъ чашу къ устамъ, и выпилъ ее легко и спокойно. До сихъ поръ большинство изъ насъ еще находило въ себѣ достаточно силъ удерживать слезы; но когда мы увидѣли, что онъ пьетъ и уже выпилъ, то долѣе удерживаться не могли; у меня противъ воли ручьемъ хлынули слезы; закутавъ голову въ плащъ, я плакалъ о себѣ самомъ: не его, а свое собственное несчастіе оплакивалъ я, терявши въ немъ такого друга. Критонъ, который еще раньше меня не могъ удержать своихъ слезъ, вышелъ. Аполлодоръ и прежде не переставалъ плакать, а тогда разразился рыданіями и своими стонами и криками отчаянія потрясалъ души всѣхъ присутствующихъ, кромѣ души Сократа.

Что вы дѣлаете, чудные люди? сказалъ онъ. Я главнымъ образомъ по этой причинѣ выслалъ женщинъ, что бы онѣ не сдѣлали чего нибудь подобнаго. Я слышалъ, что умирать должно въ благоговѣйномъ молчаніи. Итакъ успокойтесь и будьте мужественны.

Услышавъ это, мы устыдились и перестали плакать. А онъ, походивши и сказавъ, что у него тяжелѣютъ ноги, легъ на спину, потому что такое наставленіе далъ ему служитель, принесшій ядъ. Тогда этотъ послѣдній, притрогиваясь къ нему время отъ времени, пробовалъ его ноги и голени, и сильно сжавъ ему одну ногу, спросилъ: чувствуетъ ли онъ это? Сократъ отвѣчалъ: "нѣтъ*. Потомъ онъ снова пробовалъ голени и, восходя выше,


Тот же текст в современной орфографии

волительно и должно помолиться богам о том, чтобы переселение мое отсюда туда совершилось благополучно; об этом именно я молюсь, и — о если бы это было так!

Сказавши это, он поднес чашу к устам, и выпил ее легко и спокойно. До сих пор большинство из нас еще находило в себе достаточно сил удерживать слезы; но когда мы увидели, что он пьет и уже выпил, то долее удерживаться не могли; у меня против воли ручьем хлынули слезы; закутав голову в плащ, я плакал о себе самом: не его, а свое собственное несчастье оплакивал я, терявши в нём такого друга. Критон, который еще раньше меня не мог удержать своих слез, вышел. Аполлодор и прежде не переставал плакать, а тогда разразился рыданиями и своими стонами и криками отчаяния потрясал души всех присутствующих, кроме души Сократа.

Что вы делаете, чудные люди? сказал он. Я главным образом по этой причине выслал женщин, что бы они не сделали чего нибудь подобного. Я слышал, что умирать должно в благоговейном молчании. Итак успокойтесь и будьте мужественны.

Услышав это, мы устыдились и перестали плакать. А он, походивши и сказав, что у него тяжелеют ноги, лег на спину, потому что такое наставление дал ему служитель, принесший яд. Тогда этот последний, притрогиваясь к нему время от времени, пробовал его ноги и голени, и сильно сжав ему одну ногу, спросил: чувствует ли он это? Сократ отвечал: "нет*. Потом он снова пробовал голени и, восходя выше,