Страница:Федон (Платон, Лебедев).pdf/22

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
21

ла, тѣло очевидно обманываетъ ее и вводитъ въ заблужденіе.

— Правда.

— Итакъ, если какимъ нибудь способомъ, не путемъ ли размышленія, становится для нея яснымъ что нибудь въ бытіи? 28).

— Да.

— А размышляетъ душа лучше всего тогда, когда ничто не развлекаетъ ее, — ни зрѣніе, ни слухъ, ни печаль, ни удовольствіе, когда она всецѣло сосредоточивается въ самой себѣ, отказываясь такъ сказать отъ тѣла и, насколько только это для нея возможно, не соприкасаясь съ нимъ, устремляется въ область бытія?

— Это такъ.

— Не обнаруживается ли такимъ образомъ в здѣсь, что душа философа въ высшей степени презираетъ тѣлб, бѣжитъ отъ него и стремится сдѣлаться чѣмъ то отдѣльнымъ?

— Очевидно.

— Ну, а какъ, любезный Симмій, мы будемъ понимать слѣдующія вещи: называемъ ли мы что нибудь само въ себѣ справедливымъ или нѣтъ?

— О, конечно называемъ, клянусь Зевесомъ.

— А что нибудь другое прекраснымъ или добрымъ?

— Да какже нѣтъ?

— А видѣлъ ты когда нибудь что нибудь такое глазами?

— Никогда, отвѣтилъ Симмій.

— Соприкасался ли съ чѣмъ нибудь подобнымъ какимъ нибудь другимъ изъ тѣлесныхъ чувствъ? Я го


Тот же текст в современной орфографии

ла, тело очевидно обманывает ее и вводит в заблуждение.

— Правда.

— Итак, если каким нибудь способом, не путем ли размышления, становится для неё ясным что-нибудь в бытии? 28).

— Да.

— А размышляет душа лучше всего тогда, когда ничто не развлекает ее, — ни зрение, ни слух, ни печаль, ни удовольствие, когда она всецело сосредоточивается в самой себе, отказываясь так сказать от тела и, насколько только это для неё возможно, не соприкасаясь с ним, устремляется в область бытия?

— Это так.

— Не обнаруживается ли таким образом в здесь, что душа философа в высшей степени презирает телб, бежит от него и стремится сделаться чем то отдельным?

— Очевидно.

— Ну, а как, любезный Симмий, мы будем понимать следующие вещи: называем ли мы что-нибудь само в себе справедливым или нет?

— О, конечно называем, клянусь Зевесом.

— А что-нибудь другое прекрасным или добрым?

— Да какже нет?

— А видел ты когда нибудь что-нибудь такое глазами?

— Никогда, ответил Симмий.

— Соприкасался ли с чем нибудь подобным каким нибудь другим из телесных чувств? Я го