Страница:Федон (Платон, Лебедев).pdf/90

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
89

употребленіе пищи плоть прибавляется къ плоти, а къ костямъ кости, и точно также въ той же соразмѣрности ко всѣмъ другимъ частямъ прибавляется то, что каждой изъ нихъ сродно, то черезъ это происходитъ что то, что было сначала немногимъ, становится многимъ, и человѣкъ маленькій дѣлается большимъ. Такъ я тогда объ этомъ думалъ: находишь ли ты это основательнымъ?

— Да, мнѣ представляется такъ, сказалъ Кевисъ.

— Разсмотри также слѣдующее. Я всегда находилъ разумнымъ мнѣніе, что человѣкъ большаго роста, стоящій подлѣ человѣка маленькаго роста, выше послѣдняго головой, и точно такимъ же образомъ одна лошадь — выше другой. Еще очевиднѣе слѣдующее. Десять казалось мнѣ больше восьми но причинѣ присутствія въ первомъ числѣ двухъ лишнихъ единицъ, и все двухлоктевое больше однолоктеваго черезъ то, что первое половиной превосходитъ послѣднее.

— А теперь, спросилъ Кевисъ, какъ ты думаешь объ этомъ?

— Клянусь Зевсомъ, отвѣчалъ Сократъ, я очень далекъ отъ мысли, что я знаю причину котораго нибудь изъ этихъ явленій, — я, который не могу представить, чтобы послѣ того какъ кто нибудь прибавитъ единицу къ единицѣ, — превращалась бы въ два или та единица, къ которой прибавлена другая, или же прибавленная и та, къ которой прибавлено, черезъ прибавленіе ихъ одной къ другой образовали два. Меня удивляетъ, что въ то время какъ каждая единица, одна безъ другой, была единицей и обѣ онѣ не были двумя, послѣ того какъ онѣ приблизились


Тот же текст в современной орфографии

употребление пищи плоть прибавляется к плоти, а к костям кости, и точно также в той же соразмерности ко всем другим частям прибавляется то, что каждой из них сродно, то через это происходит что то, что было сначала немногим, становится многим, и человек маленький делается большим. Так я тогда об этом думал: находишь ли ты это основательным?

— Да, мне представляется так, сказал Кевис.

— Рассмотри также следующее. Я всегда находил разумным мнение, что человек большего роста, стоящий подле человека маленького роста, выше последнего головой, и точно таким же образом одна лошадь — выше другой. Еще очевиднее следующее. Десять казалось мне больше восьми но причине присутствия в первом числе двух лишних единиц, и всё двухлоктевое больше однолоктевого через то, что первое половиной превосходит последнее.

— А теперь, спросил Кевис, как ты думаешь об этом?

— Клянусь Зевсом, отвечал Сократ, я очень далек от мысли, что я знаю причину которого нибудь из этих явлений, — я, который не могу представить, чтобы после того как кто-нибудь прибавит единицу к единице, — превращалась бы в два или та единица, к которой прибавлена другая, или же прибавленная и та, к которой прибавлено, через прибавление их одной к другой образовали два. Меня удивляет, что в то время как каждая единица, одна без другой, была единицей и обе они не были двумя, после того как они приблизились