Страница:Фет, Афанасий Афанасьевич. Ранние годы моей жизни.djvu/325

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
  
— 315 —

пшеничныхъ посѣвовъ почти круглый годъ составлялись приблизительныя смѣты будущихъ урожаевъ.

При этомъ невольно вспомнишь, что если прозваніе „хитрый хохолъ“ справедливо, то оно ни къ кому такъ не шло, какъ къ старому полковнику Савицкому, начальнику поселеннаго округа. Хорошо постигнувши нравъ Дмитр. Ероф., легко поддававшагося удачной шуткѣ, Савицкій всегда умѣлъ вывернуться отъ нагоняевъ барона Сакена, подшутивъ при этомъ случаѣ зло надъ кѣмъ либо. Чаще всего бывшій нашъ дивизіонеръ полковники Вернеръ, ставшій начальникомъ округа, въ которомъ находился нашъ полкъ, привлекалъ выходки Савицкаго. Небольшаго роста, кругленькій, Вернеръ былъ воплощенная суета и безпамятство. Однажды когда въ Елизаветградъ въ кабинетъ Сакена были приглашены окружные начальники съ подробными отчетами, Савицкій явился въ переднюю корпуснаго командира съ огромной кипой канцелярскихъ дѣлъ. Завидя подъ зеркаломъ треугольную шляпу съ перомъ, онъ узналъ отъ жандарма, что это шляпа полковникаВернера. Въ шляпѣ торчала сложенная тетрадка отчетовъ. Савицкій, заслонивши шляпу собою, ловко вытащили отчетъ и засунулъ въ свою кипу. Черезъ минуту изъ кабинета корпуснаго командира выбѣжалъ Вернеръ за своими отчетами.

— Боже мой, Боже мой! воскликнулъ Вернеръ: жандармъ! куда дѣвались отчеты?

— Не могу знать, ваше в—діе.

— Да кто тутъ былъ?

— Никого не было, вотъ кромѣ ихъ в—дія.

Повертѣвъ съ отчаяніемъ въ душѣ шляпу, Вернеръ вернулся къ Сакену извиниться, что не въ состояніи докладывать, такъ какъ изъ передней его в—ства пропалъ отчетъ.

— Боже мой! воскликнулъ Сакенъ: Вернеръ, я не понимаю, какъ вы можете исполнять какое либо дѣло съ вашими вѣчными попыхами и разсѣянностыо. Подите отъ меня прочь и отправляйтесь въ Крыловъ, а черезъ недѣлю пріѣзжайте опять съ новыми отчетами. Какое легкомысліе въ ваши лѣта! Очередь доклада была за Савицкимъ.

— Боже мой, что это у васъ, Савицкій, за груда бумаги подъ мышкой?