Страница:Фет, Афанасий Афанасьевич. Ранние годы моей жизни.djvu/418

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
  
— 408 —

паціентъ, если его отдать къ строгому эскадронному командиру, откажется отъ своей уловки.

Но вотъ, наконецъ, къ осени наши поселенные уланы, расположенные по направленію къ Кіевской губерніи, тронулись къ сѣверо-западу, очищая намъ свои квартиры.

Не упомню въ настоящее время имени селенія, въ которомъ на первое время пришлось простоять нашему эскадрону два или три дня при передвиженіи къ уланскимъ поселеніямъ. Мнѣ отвели квартиру у дьячка недалеко отъ церкви, въ которой, какъ я слышалъ, вся внутренняя отдѣлка, первоначально менѣе удовлетворительная, была вмѣстѣ съ утварью обновлена щедротами императрицы Екатерины. Слухъ этотъ могъ отчасти объяснить мнѣ предметъ, встрѣченный мною въ небольшой, но весьма чистой комнатѣ, въ которой, за исключеніемъ моей желѣзной кровати, складнаго кресла и хозяйскаго столика, никакой мебели не было. Зато примыкавшій къ этой комнатѣ полутемный чуланъ былъ весьма оригиналенъ. Вѣроятно, крыша надъ чуланомъ, провалившись, потребовала радикальнаго исправленія, вслѣдствіе чего въ качествѣ переметовъ были положены неочищенные отъ коры толстые ракитовые сучья. Но и послѣ такой починки раздутая вѣтромъ солома на крышѣ допуска ладостаточно свѣту для болѣе долгаго сохраненія дождевой влаги, вслѣдствіе чего ракитовыя перекладины пустили сочные отростки и листья.

Такое устройство чулана заставляло моего слугу убирать къ одной сторонѣ наши пожитки на случай дождя.

Но неизгладимо въ теченіи почти 45 лѣтъ сохранилась въ моей памяти дверь въ этотъ чуланъ. Это была узкая живописная доска на петляхъ съ правильнымъ закругленіемъ наверху, подобно тому, какъ это бываетъ на боковыхъ дверяхъ иконостаса. На коричневомъ фонѣ явно яичными красками былъ изображенъ человѣкъ въ рваномъ темнозеленомъ кафтанѣ до колѣнъ, отъ которыхъ шли голыя и босыя ноги. Рыжеватый этотъ человѣкъ безъ шапки держалъ въ рукахъ колоду картъ, а затѣмъ слѣдовали стихи, въ которыхъ поэтъ старался быть разносторонне назидательнымъ при изображеніи блуднаго сына. Несомнѣнно, что поэтъ былъ книжный малороссъ. Стихи я запомнилъ съ наслажденіемъ: