Страница:Фет, Афанасий Афанасьевич. Ранние годы моей жизни.djvu/95

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
  
— 85 —

лодь. Въ воскресенье послѣ обѣда входная дверь съ улицы въ залу растворялась, и рослая, краснощекая и въ кружокъ остриженная бѣлокурая чухонка вступала съ двумя полными корзинами печенья отъ сосѣдняго хлѣбника Шлейхера. Чего тутъ не было, начиная съ простыхъ бѣлыхъ или сдобныхъ хлѣбовъ и кренделей до лакомыхъ пряниковъ, которыми Шлейхеръ славился и гордился. Были они большею частію въ формѣ темно-красныхъ сердецъ. Каждаго перваго числа Крюммеръ, по просьбѣ родителей, снабжалъ учениковъ карманными деньгами даже до размѣра двухъ серебряныхъ рублей. Будучи по милости дяди, сравнительно съ другими учениками, богачемъ, я по воскресеньямъ, кромѣ оставляемыхъ по завѣщанію уходившими къ родителямъ товарищами порцій завтрака и вечерняго молока, покупалъ у посланной отъ Шлейхера по тогдашнимъ цѣнамъ громадную провизію на 20 копѣекъ. При этомъ ящикъ моего стола наполнялся всяческой благодатью, и я, съ наслажденіемъ приподымая крышку и пощипывая запасъ, съ радостью мечталъ и о завтрашнемъ утоленіи голода всласть. Но увы! по большей части къ вечеру ящикъ мой пустѣлъ окончательно. Здѣсь я долженъ упомянуть о довольно характерномъ обычаѣ школы. Несмотря на то, что передъ обѣдомъ круглый годъ, даже учителямъ не подавалось ни водки, ни вина, разъ въ годъ, въ день рожденія Крюммера, красное вино раздавалось всей школѣ въ весьма почтенныхъ размѣрахъ, увеличивавшихся по мѣрѣ возраста учениковъ палаты. Такъ, наприм., въ самую многочисленную низшую четвертую палату съ 20-ю учениками отъ 7 до 11 лѣтняго возраста выдавалось четыре бутылки, и затѣмъ начиналось тамъ громогласное пѣніе, крикъ, задоръ, и павшіе въ битвѣ относились въ постель. О нашей первой палатѣ, состоявшей изъ 16-ти человѣкъ, говорить нечего: намъ отпускалось бутылокъ десять, и расходившись мы нерѣдко тихонько посылали отъ себя за виномъ.

Въ часъ вставали изъ за стола и, не взирая ни накакую погоду, отправлялись подъ надзоромъ дежурнаго учителя гулять. Учителями этими являлись черезъ день иностранцы, т. е. въ одинъ день французъ, а въ другой русскій, и соотвѣтственно этому на прогулкахъ было обязательно говорить не