Страница:Чюмина Стихотворения 1884-1888.pdf/192

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


И если я враговъ бичую ежечасно,
И если вызовъ мой несдержанъ и горячъ,—
Пусть родина моя тутъ будетъ непричастна:
Вѣдь я—не больше, какъ трубачъ.

25 Я къ цѣли избранной стремлюсь неутомимо
И вижу предъ собой назначенный мнѣ путь,
Одною думою душа моя томима,
Одной надеждою живетъ и дышетъ грудь:
Скорѣе на врага безъ страха и сомнѣнья!
30 Возможно-ль воину бояться неудачъ,
Предвидя вдалекѣ возможность пораженья?
Но я—не больше, какъ трубачъ.

Другіе думаютъ, что время—примиритель
Но нѣтъ забвенія, возможна только месть!
35 Чрезмѣрно былъ жестокъ и дерзокъ побѣдитель
И слишкомъ глубоко затронулъ нашу честь.
Какъ прежнее вернуть?—Пускай рѣшатъ другіе;
Недугу грозному помочь съумѣетъ врачъ,
Я-жъ бодрость вамъ верну, о братья дорогіе,
40 Но я—не больше, какъ трубачъ.

Одной заботою всецѣло поглощенный,
Съ границы вражеской я не спускаю глазъ,
Я брежу Франціей моей нераздѣленной,
Надеждою вернуть отторгнутый Эльзасъ.
45 Я десять лѣтъ живу все тѣми же мечтами,
Но мнѣ не суждено рѣшеніе задачъ:
Тутъ нуженъ вождь, герой—онъ явится межъ нами,
А я—не больше, какъ трубачъ.

1887 г.
Тот же текст в современной орфографии

И если я врагов бичую ежечасно,
И если вызов мой несдержан и горяч, —
Пусть родина моя тут будет непричастна:
Ведь я — не больше, как трубач.

25 Я к цели избранной стремлюсь неутомимо
И вижу пред собой назначенный мне путь,
Одною думою душа моя томима,
Одной надеждою живёт и дышит грудь:
Скорее на врага без страха и сомненья!
30 Возможно ль воину бояться неудач,
Предвидя вдалеке возможность пораженья?
Но я — не больше, как трубач.

Другие думают, что время — примиритель
Но нет забвения, возможна только месть!
35 Чрезмерно был жесток и дерзок победитель
И слишком глубоко затронул нашу честь.
Как прежнее вернуть? — Пускай решат другие;
Недугу грозному помочь сумеет врач,
Я ж бодрость вам верну, о братья дорогие,
40 Но я — не больше, как трубач.

Одной заботою всецело поглощённый,
С границы вражеской я не спускаю глаз,
Я бре́жу Францией моей неразделённой,
Надеждою вернуть отторгнутый Эльзас.
45 Я десять лет живу всё теми же мечтами,
Но мне не суждено решение задач:
Тут нужен вождь, герой — он явится меж нами,
А я — не больше, как трубач.

1887 г.