Страница:Чюмина Стихотворения 1884-1888.pdf/194

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Чрезъ комнату и, съ круглаго стола
Взявъ ящичекъ изысканной работы,
20 Вернулась съ нимъ къ окошку. На щекахъ
Разлился вдругъ румянецъ, и въ глазахъ
Блеснулъ огонь. Она, вздохнувъ, открыла
Шкатулку, гдѣ тринадцать лѣтъ хранила
Воспоминанія о дорогихъ часахъ,
25 Что̀ были такъ мучительны и сладки,
И какъ хранятъ засохшіе цвѣты
Иль дневника старинные листы—
Она хранитъ поблекшія перчатки…
Ихъ—три. Духовъ чуть слышный ароматъ
30 Въ ней оживилъ воспоминаній рядъ
Изъ прошлаго, когда съ наивной вѣрой
Отъ жизни ждутъ и счастья, и добра.

Вотъ съ этою перчаткой свѣтлосѣрой
Предъ ней встаетъ волшебный часъ утра,
35 Старинный паркъ, тѣнистый и зеленый,
Зеркальный прудъ, цвѣтами окруженный,
И молодость, и счастье, и весна!
Невольнаго смущенія полна—
Она, дрожа какъ будто въ лихорадкѣ,
40 Когда на мигъ рука ея въ перчаткѣ
Коснулася протянутой руки
Пріѣзжаго, который изъ столицы
Заѣхалъ къ нимъ—потупила рѣсницы…
А яблони душистые цвѣтки
45 Надъ головами ихъ благоухали,
Струи воды за лодкою бѣжали,
Безоблачно синѣли небеса,
Ея подругъ веселыхъ голоса

Тот же текст в современной орфографии

Чрез комнату и, с круглого стола
Взяв ящичек изысканной работы,
20 Вернулась с ним к окошку. На щеках
Разлился вдруг румянец, и в глазах
Блеснул огонь. Она, вздохнув, открыла
Шкатулку, где тринадцать лет хранила
Воспоминания о дорогих часах,
25 Что были так мучительны и сладки,
И как хранят засохшие цветы
Иль дневника старинные листы —
Она хранит поблёкшие перчатки…
Их — три. Духов чуть слышный аромат
30 В ней оживил воспоминаний ряд
Из прошлого, когда с наивной верой
От жизни ждут и счастья, и добра.

Вот с этою перчаткой светло-серой
Пред ней встаёт волшебный час утра,
35 Старинный парк, тенистый и зелёный,
Зеркальный пруд, цветами окружённый,
И молодость, и счастье, и весна!
Невольного смущения полна —
Она, дрожа как будто в лихорадке,
40 Когда на миг рука её в перчатке
Коснулася протянутой руки
Приезжего, который из столицы
Заехал к ним — потупила ресницы…
А яблони душистые цветки
45 Над головами их благоухали,
Струи воды за лодкою бежали,
Безоблачно синели небеса,
Её подруг весёлых голоса