Страница:Чюмина Стихотворения 1884-1888.pdf/93

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Босая… съ зажженной свѣчею въ рукахъ!
Съ мольбой въ исхудалыхъ, безкровныхъ чертахъ,
Съ блуждающимъ взоромъ?»—въ толпѣ зашептали.
На страшный помостъ поднялася она—
30 И вдругъ отшатнулась, съ тоскою во взглядѣ.
Глухой, раздирающій крикъ о пощадѣ
Заставилъ всѣхъ дрогнуть… Минута одна—
И казнь совершится… Но вотъ въ отдаленьи
Послышался топотъ поспѣшный копытъ…
35 Измученный всадникъ. Онъ вихремъ летитъ,
Онъ машетъ бумагой! Спасенье! спасенье!
Кондратъ подскакалъ. Богатырское: «Стой!»
Гремитъ надъ мгновенно затихшей толпой.
— «Отъ гетмана прямо! Читайте бумагу!»
40 И ясно послышался голосъ чтеца:
«Цѣня всѣ услуги странѣ и отвагу
Матѳія Чурая, что̀ смертью бойца
Погибъ на чужбинѣ,—во имя отца
Мы дочери нынѣ даруемъ прощенье».
45 Всѣ слушали молча, не смѣя дохнуть,
Но чтеніе смолкло, и вздохъ облегченья
Приподнялъ толпы богатырскую грудь.
— «Да здравствуетъ гетманъ!»—кругомъ прозвучало
И только Маруся одна не слыхала
50 Восторженныхъ кликовъ: блѣднѣй полотна,
На доски помоста склонилась она.

На сѣверѣ мрачномъ, на дальней чужбинѣ
Скончалась Маруся чрезъ годъ—инокиней…
И прахъ ея въ чуждой сторонкѣ зарытъ.
55 Надъ дерномъ могилы, что̀ солнце палитъ—
Не вѣетъ калина густыми вѣтвями,

Тот же текст в современной орфографии

Босая… с зажжённой свечою в руках!
С мольбой в исхудалых, бескровных чертах,
С блуждающим взором?» — в толпе зашептали.
На страшный помост поднялася она —
30 И вдруг отшатнулась, с тоскою во взгляде.
Глухой, раздирающий крик о пощаде
Заставил всех дрогнуть… Минута одна —
И казнь совершится… Но вот в отдаленьи
Послышался топот поспешный копыт…
35 Измученный всадник. Он вихрем летит,
Он машет бумагой! Спасенье! спасенье!
Кондрат подскакал. Богатырское: «Стой!»
Гремит над мгновенно затихшей толпой.
— «От гетмана прямо! Читайте бумагу!»
40 И ясно послышался голос чтеца:
«Ценя все услуги стране и отвагу
Матфия Чурая, что смертью бойца
Погиб на чужбине, — во имя отца
Мы дочери ныне даруем прощенье».
45 Все слушали молча, не смея дохнуть,
Но чтение смолкло, и вздох облегченья
Приподнял толпы богатырскую грудь.
— «Да здравствует гетман!» — кругом прозвучало
И только Маруся одна не слыхала
50 Восторженных кликов: бледней полотна,
На доски помоста склонилась она.

На севере мрачном, на дальней чужбине
Скончалась Маруся чрез год — инокиней…
И прах её в чуждой сторонке зарыт.
55 Над дерном могилы, что солнце палит —
Не веет калина густыми ветвями,