Страница:Чюмина Стихотворения 1892-1897 2 издание.pdf/114

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Изъ Леконтъ-де-Лиля.


Небесная лампада.

Качаясь на цѣпяхъ изъ золотыхъ свѣтилъ,
Сіянье льетъ свое небесная лампада
На дальнюю страну, гдѣ протекаетъ Нилъ,
На синеву морей и бездну водопада.
Когда царитъ въ поляхъ вечерняя прохлада,
Качаясь на цѣпяхъ изъ золотыхъ свѣтилъ,
Сіянье льетъ свое небесная лампада.

И что такое ты, волшебница—луна,—
Не солнце ли для тѣхъ, что сномъ заснули вѣчнымъ?
10 Не та ли чудная, блаженная страна,
Гдѣ грезятъ души ихъ блаженствомъ безконечнымъ,
Гдѣ пробужденья нѣтъ отъ сладостнаго сна?
И что такое ты, волшебница—луна,—
Не солнце-ли для тѣхъ, что сномъ заснули вѣчнымъ?

15 О, еслибъ эта ночь съ собою принесла
Забвенье навсегда, безчувствіе нирваны!
Все позабыть; любовь, которая лгала,
И ненависти ядъ, и разума обманы,
Гнетъ вѣковѣчнаго насилія и зла!
20 О, еслибъ эта ночь съ собою принесла
Забвенье навсегда, безчувствіе нирваны!

Качаясь на цѣпяхъ изъ золотыхъ свѣтилъ,
Зачѣмъ сіяешь ты небесная лампада?
Померкни навсегда, чтобъ вѣчный мракъ покрылъ
25 И синеву морей и бездну водопада,
И дальнюю страну, гдѣ протекаетъ Нилъ.
Качаясь на цѣпяхъ изъ золотыхъ свѣтилъ,
Зачѣмъ сіяешь ты, небесная лампада?

1894 г.

Тот же текст в современной орфографии
Небесная лампада

Качаясь на цепях из золотых светил,
Сиянье льёт своё небесная лампада
На дальнюю страну, где протекает Нил,
На синеву морей и бездну водопада.
Когда царит в полях вечерняя прохлада,
Качаясь на цепях из золотых светил,
Сиянье льёт своё небесная лампада.

И что такое ты, волшебница — луна, —
Не солнце ли для тех, что сном заснули вечным?
10 Не та ли чудная, блаженная страна,
Где грезят души их блаженством бесконечным,
Где пробужденья нет от сладостного сна?
И что такое ты, волшебница — луна, —
Не солнце ли для тех, что сном заснули вечным?

15 О, если б эта ночь с собою принесла
Забвенье навсегда, бесчувствие нирваны!
Всё позабыть; любовь, которая лгала,
И ненависти яд, и разума обманы,
Гнёт вековечного насилия и зла!
20 О, если б эта ночь с собою принесла
Забвенье навсегда, бесчувствие нирваны!

Качаясь на цепях из золотых светил,
Зачем сияешь ты небесная лампада?
Померкни навсегда, чтоб вечный мрак покрыл
25 И синеву морей и бездну водопада,
И дальнюю страну, где протекает Нил.
Качаясь на цепях из золотых светил,
Зачем сияешь ты, небесная лампада?

1894 г.


Умирающему поэту.

Ты, взоромъ генія поэта,
Въ порывѣ творческой мечты,
Искавшій жадно красоты
И жаждавшій душою свѣта,—

Простись съ земною суетой.
Ничтожно все: и жизнь и слава.
— Любовь?.. Но въ чашѣ золотой
Таится горькая отрава.

Подобно древнимъ божествамъ,
10 Плѣненный гордою свободой,
Покинь и ты свой тѣсный храмъ,
Чтобъ слиться съ матерью природой.

Оплаканъ будешь ты, поэтъ,
И признаваемъ или нѣтъ
15 Своимъ пустымъ и жалкимъ вѣкомъ—
Завиденъ жребій твой! Не знать,
Не чувствовать, не сознавать,
Стыда родиться человѣкомъ!

1894 г.

Тот же текст в современной орфографии
Умирающему поэту

Ты, взором гения поэта,
В порыве творческой мечты,
Искавший жадно красоты
И жаждавший душою света, —

Простись с земною суетой.
Ничтожно всё: и жизнь и слава.
— Любовь?.. Но в чаше золотой
Таится горькая отрава.

Подобно древним божествам,
10 Пленённый гордою свободой,
Покинь и ты свой тесный храм,
Чтоб слиться с матерью природой.

Оплакан будешь ты, поэт,
И признаваем или нет
15 Своим пустым и жалким веком —
Завиден жребий твой! Не знать,
Не чувствовать, не сознавать,
Стыда родиться человеком!

1894 г.