Страница:Чюмина Стихотворения 1892-1897 2 издание.pdf/147

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Въ лѣтнюю ночь.

Мчись, мой конь, вздымая искры огненнымъ дождемъ!
По горамъ и по долинамъ вихремъ промелькнемъ.
Пусть далеко раздается стукъ твоихъ копытъ,
И его собою звонко эхо повторитъ.

Намъ на встрѣчу свищетъ вѣтеръ и журчатъ струи,
Ты окрасилъ алой пѣной удила свои,
Но впередъ летишь ты смѣло, черезъ лѣсъ и долъ,—
Какъ въ своемъ полетѣ быстромъ—царственный орелъ.

Такъ степей необозримыхъ вольные сыны
10 Мчатся бѣшено въ набѣги, удалью полны,
И впередъ стремится каждый, мужествомъ объятъ
Для себя не признавая никакихъ преградъ.

Уноси меня въ пространство! Жажду грудью всей
Я упиться на свободѣ воздухомъ полей,
15 И съ какой-бы ты ни мчался страшной быстротой—
Я тебя опережаю пылкою мечтой.

Ураганомъ, конь мой вѣрный, бурею лети,
Сокрушая всѣ преграды на своемъ пути.
Улетимъ туда, гдѣ слышенъ крикъ орлиныхъ стай,
20 Въ неизвѣданную область, въ незнакомый край!

Тот же текст в современной орфографии
В летнюю ночь

Мчись, мой конь, вздымая искры огненным дождём!
По горам и по долинам вихрем промелькнём.
Пусть далёко раздаётся стук твоих копыт,
И его собою звонко эхо повторит.

Нам навстречу свищет ветер и журчат струи,
Ты окрасил алой пеной удила свои,
Но вперёд летишь ты смело, через лес и дол, —
Как в своём полёте быстром — царственный орёл.

Так степей необозримых вольные сыны
10 Мчатся бешено в набеги, удалью полны,
И вперёд стремится каждый, мужеством объят
Для себя не признавая никаких преград.

Уноси меня в пространство! Жажду грудью всей
Я упиться на свободе воздухом полей,
15 И с какой бы ты ни мчался страшной быстротой —
Я тебя опережаю пылкою мечтой.

Ураганом, конь мой верный, бурею лети,
Сокрушая все преграды на своём пути.
Улетим туда, где слышен крик орлиных стай,
20 В неизведанную область, в незнакомый край!


Былое.

Порою въ тишинѣ я говорю былому:
— Напомни мнѣ опять о милой старинѣ!—
И тутъ оно, стряхнувъ дремотную истому,
Приподнимается и въ очи смотритъ мнѣ.

Потомъ, облекшися въ весенніе уборы,
Оно ведетъ меня въ волшебные края,
Гдѣ чаровало все и радовало взоры,
Гдѣ прежде я любилъ, и былъ счастливѣй я.

Имъ зажжены огни, горѣвшіе когда-то,
10 И чаши розами украшены богато;
Но, пристально вглядясь въ спокойный ликъ его,
Я убѣждаюся, что пламя прежней страсти
Не воскреситъ его и не имѣетъ власти
Надъ тѣмъ, что навсегда останется мертво!

1894 г.

Тот же текст в современной орфографии
Былое

Порою в тишине я говорю былому:
— Напомни мне опять о милой старине! —
И тут оно, стряхнув дремотную истому,
Приподнимается и в очи смотрит мне.

Потом, облёкшися в весенние уборы,
Оно ведёт меня в волшебные края,
Где чаровало всё и радовало взоры,
Где прежде я любил, и был счастливей я.

Им зажжены огни, горевшие когда-то,
10 И чаши розами украшены богато;
Но, пристально вглядясь в спокойный лик его,
Я убеждаюся, что пламя прежней страсти
Не воскресит его и не имеет власти
Над тем, что навсегда останется мертво!

1894 г.


Искусство и любовь.

Буйный вѣтеръ степей, къ дальней цѣли стремясь,
Буйный вѣтеръ, могучій и смѣлый,
Встрѣтивъ пышный цвѣтокъ, затоскуетъ, кружась
Надъ высокою лиліей бѣлой.

— О, останься со мной!—тихо шепчетъ она;
— Отдохни отъ скитаній—со мною!
Я тоскою любви и желанья полна
Подъ холодной моей бѣлизною.—

— „Я блуждать осужденъ, я мечтою гонимъ:
10 Видишь тучу вдали грозовую?
Подожди же, пока дуновеньемъ своимъ
Жизнь и свѣтъ въ эту массу вдохну я.“—

— Возвращайся ко мнѣ, буду вѣрить и ждать.
Ты—въ пространствѣ небесномъ витая,
15 Я прикована здѣсь—мы сойдемся опять,
Лишь затихнетъ гроза, отлетая.—

Тот же текст в современной орфографии
Искусство и любовь

Буйный ветер степей, к дальней цели стремясь,
Буйный ветер, могучий и смелый,
Встретив пышный цветок, затоскует, кружась
Над высокою лилией белой.

— О, останься со мной! — тихо шепчет она;
— Отдохни от скитаний — со мною!
Я тоскою любви и желанья полна
Под холодной моей белизною. —

— «Я блуждать осуждён, я мечтою гоним:
10 Видишь тучу вдали грозовую?
Подожди же, пока дуновеньем своим
Жизнь и свет в эту массу вдохну я.» —

— Возвращайся ко мне, буду верить и ждать.
Ты — в пространстве небесном витая,
15 Я прикована здесь — мы сойдёмся опять,
Лишь затихнет гроза, отлетая. —