Страница:Чюмина Стихотворения 1892-1897 2 издание.pdf/27

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана



Тяжелѣе—путь песчаный,
Смѣны нѣтъ камнямъ и зною,
Отъ акацій запахъ пряный
Разливается волною.

По дорогѣ каменистой,
10 Поднимая за собою
Тучу пыли золотистой,
Побрели волы съ арбою.

Коростель неугомонный
Все твердитъ мотивъ знакомый,
15 Умъ охваченъ полусонной,
Непонятною истомой.

Шагъ еще—и полной грудью
Вновь дышу я на вершинѣ,
И къ безмолвью и къ безлюдью
20 Всей душой я рвуся нынѣ.

Здѣсь стихаетъ гулъ нестройный,
Отзвукъ шума городскаго,
Величавый и спокойный—
Вижу я Кавказъ былого.

25 Небо, горы… Надъ пустыней
Паръ клубится изъ расщелинъ,
Вьется онъ въ лазури синей,
Какъ куренья изъ молеленъ.

Гдѣ раздоры? Гдѣ насилья?
30 Гдѣ борьба за крохи хлѣба?
Духъ людской, расправивъ крылья,
Какъ орелъ, уходитъ въ небо!

Тот же текст в современной орфографии


Тяжелее — путь песчаный,
Смены нет камням и зною,
От акаций запах пряный
Разливается волною.

По дороге каменистой,
10 Поднимая за собою
Тучу пыли золотистой,
Побрели волы с арбою.

Коростель неугомонный
Всё твердит мотив знакомый,
15 Ум охвачен полусонной,
Непонятною истомой.

Шаг ещё — и полной грудью
Вновь дышу я на вершине,
И к безмолвью и к безлюдью
20 Всей душой я рвуся ныне.

Здесь стихает гул нестройный,
Отзвук шума городского,
Величавый и спокойный —
Вижу я Кавказ былого.

25 Небо, горы… Над пустыней
Пар клубится из расщелин,
Вьётся он в лазури синей,
Как куренья из молелен.

Где раздоры? Где насилья?
30 Где борьба за крохи хлеба?
Дух людской, расправив крылья,
Как орёл, уходит в небо!


4.
Памяти Лермонтова.

Тянутся горы далекою цѣпью,
Коршунъ въ лазури кружится надъ степью,
Вѣтеръ качаетъ ковыль,
Вѣтеръ повѣялъ вечернею лаской,
Въ сердцѣ воскресла волшебною сказкой
Старая быль.

Здѣсь, у подножья горы великана,
Въ заревѣ молній, во мглѣ урагана,
Палъ онъ—пѣвецъ молодой,
10 Тамъ, гдѣ пышнѣй разрослася осока,
Высится въ горной степи одиноко
Камень сѣдой.

Люди, въ стремленьѣ къ наживѣ упорномъ,
Путь проложили къ вершинамъ нагорнымъ,
15 Грозный разрушивъ оплотъ;
Умеръ Кавказъ непокорный и дикій,
Пали твердыни,—одинъ лишь великій
Геній поэта—живетъ.

Тот же текст в современной орфографии
4
Памяти Лермонтова

Тянутся горы далёкою цепью,
Коршун в лазури кружится над степью,
Ветер качает ковыль,
Ветер повеял вечернею лаской,
В сердце воскресла волшебною сказкой
Старая быль.

Здесь, у подножья горы великана,
В зареве молний, во мгле урагана,
Пал он — певец молодой,
10 Там, где пышней разрослася осока,
Высится в горной степи одиноко
Камень седой.

Люди, в стремленье к наживе упорном,
Путь проложили к вершинам нагорным,
15 Грозный разрушив оплот;
Умер Кавказ непокорный и дикий,
Пали твердыни, — один лишь великий
Гений поэта — живёт.


5.
У провала.

Темные своды пещеры,
Темно-лазурный родникъ!
Символъ спасительный вѣры—
Кроткій Владычицы ликъ.

Тот же текст в современной орфографии
5
У провала

Тёмные своды пещеры,
Тёмно-лазурный родник!
Символ спасительный веры —
Кроткий Владычицы лик.