Страница:Чюмина Стихотворения 1892-1897 2 издание.pdf/35

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана



Въ романической Севильѣ,
Гдѣ украдкой мечутъ взоры
Изъ подъ кружева мантильи
Сеньориты и сеньоры,

Гдѣ, въ безмолвіи соборовъ,
10 Назначаются свиданья,
И любовь сильнѣй затворовъ,
И восторгъ сильнѣй страданья—

Въ гордомъ домѣ донъ-Рамиро,
Благороднаго вельможи,
15 Для кого сокровищъ міра
Родовая честь дороже—

Три прекрасныхъ сеньориты,
Что рожденьемъ и красою
Были равно знамениты,
20 Говорили межъ собою

О любви, о тайной мукѣ,
О блаженствѣ юной страсти,
И о томъ, что у разлуки
Нѣтъ надъ ней ни силъ, ни власти…

25 Увлекаяся сильнѣе,
Тутъ онѣ вступили въ пренья:
Кто изъ нихъ въ любви вѣрнѣе,
Въ комъ сильнѣй ея влеченье?

И сказала донья-Анна
30 Вызывающе и гордо:
— Нѣтъ въ любви моей обмана
И обѣтъ храню я твердо.

Быть женою донъ-Фернандо
Для меня дороже славы
35 Стать сейчасъ супругой гранда,
Кавалера Калатравы.

Но когда бъ себя дѣяньемъ
Запятналъ онъ недостойнымъ—
Отъ него съ негодованьемъ
40 Отвернуся я спокойнымъ.

— То не страсть—одно безсилье,
Страхъ одинъ предъ мнѣньемъ свѣта!—
Пылко донья-Инезилья
Возразила ей на это.

45 — За любовь его готова
Я была бъ на всѣ мученья,
За одно пошла бы слово
На позоръ, на униженье!

И сжимая опахало
50 Задрожавшею рукою,
Донья-Клара тихо встала,
Глядя вдаль передъ собою.

Только щеки на мгновенье
Поблѣднѣли, какъ отъ боли,
55 Только голосъ отъ волненья
Обрывался противъ воли…

— Какъ цвѣты, что къ небу страстно,
Ароматы шлютъ волною,—
Такъ и я, увы, не властна
60 Не любить его душою.

Пусть не вѣдаю участья,
Пусть не буду я любима,—
Я люблю, и въ этомъ—счастье
И оно—непобѣдимо!

1890.

Тот же текст в современной орфографии


В романической Севилье,
Где украдкой мечут взоры
Из-под кружева мантильи
Сеньориты и сеньоры,

Где, в безмолвии соборов,
10 Назначаются свиданья,
И любовь сильней затворов,
И восторг сильней страданья —

В гордом доме дон-Рамиро,
Благородного вельможи,
15 Для кого сокровищ мира
Родовая честь дороже —

Три прекрасных сеньориты,
Что рожденьем и красою
Были равно знамениты,
20 Говорили меж собою

О любви, о тайной муке,
О блаженстве юной страсти,
И о том, что у разлуки
Нет над ней ни сил, ни власти…

25 Увлекаяся сильнее,
Тут они вступили в пренья:
Кто из них в любви вернее,
В ком сильней её влеченье?

И сказала донья-Анна
30 Вызывающе и гордо:
— Нет в любви моей обмана
И обет храню я твёрдо.

Быть женою дон-Фернандо
Для меня дороже славы
35 Стать сейчас супругой гранда,
Кавалера Калатравы.

Но когда б себя деяньем
Запятнал он недостойным —
От него с негодованьем
40 Отвернуся я спокойным.

— То не страсть — одно бессилье,
Страх один пред мненьем света! —
Пылко донья-Инезилья
Возразила ей на это.

45 — За любовь его готова
Я была б на все мученья,
За одно пошла бы слово
На позор, на униженье!

И сжимая опахало
50 Задрожавшею рукою,
Донья-Клара тихо встала,
Глядя вдаль перед собою.

Только щёки на мгновенье
Побледнели, как от боли,
55 Только голос от волненья
Обрывался против воли…

— Как цветы, что к небу страстно,
Ароматы шлют волною, —
Так и я, увы, не властна
60 Не любить его душою.

Пусть не ведаю участья,
Пусть не буду я любима, —
Я люблю, и в этом — счастье
И оно — непобедимо!

1890.