Страница:Чюмина Стихотворения 1892-1897 2 издание.pdf/45

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


***

Пасть борцомъ на полѣ битвы—
Лишь избранникамъ дано,
Имъ—народныя молитвы,
Имъ безсмертье суждено.

Пасть геройски подъ ударомъ,
Пасть съ оружіемъ въ рукахъ,
Знать, что отдалъ жизнь не даромъ.
И не знать что значитъ страхъ.

Отдаваться всей душою
10 Упоенію борьбы,
Не склоняясь предъ судьбою,
Какъ трусливые рабы.

Всѣхъ примѣромъ увлекая,
Жить и биться до конца—
15 Какъ завидна смерть такая,
Смерть героя и борца!

Но бываетъ смерть иная:
Это—жизнь среди болотъ,
Это—тина роковая
20 И покой стоячихъ водъ.

Гдѣ пигмеи такъ велики,
Гдѣ сплотилась ихъ семья,
Гдѣ, увы! лягушекъ крики
Заглушаютъ соловья…

25 Гдѣ вокругъ царитъ всецѣло
Непробудный, тяжкій сонъ,
Гдѣ живетъ одно лишь тѣло,
Духъ же—смерти обреченъ.

Тот же текст в современной орфографии
***

Пасть борцом на поле битвы —
Лишь избранникам дано,
Им — народные молитвы,
Им бессмертье суждено.

Пасть геройски под ударом,
Пасть с оружием в руках,
Знать, что отдал жизнь недаром.
И не знать, что значит страх.

Отдаваться всей душою
10 Упоению борьбы,
Не склоняясь пред судьбою,
Как трусливые рабы.

Всех примером увлекая,
Жить и биться до конца —
15 Как завидна смерть такая,
Смерть героя и борца!

Но бывает смерть иная:
Это — жизнь среди болот,
Это — тина роковая
20 И покой стоячих вод.

Где пигмеи так велики,
Где сплотилась их семья,
Где, увы! лягушек крики
Заглушают соловья…

25 Где вокруг царит всецело
Непробудный, тяжкий сон,
Где живёт одно лишь тело,
Дух же — смерти обречён.


***

Занималась заря и весеннія пѣсни звучали,
Не смолкали онѣ на безпечныхъ и юныхъ устахъ,
Открывались кругомъ необъятно широкія дали
Въ лучезарныхъ мечтахъ.

Жизнь манила къ себѣ, облекаяся въ яркія краски,
Вся—сіянье и свѣтъ—увлекала, манила впередъ,
И казалося нѣтъ, какъ царевичу юному въ сказкѣ,
Недоступныхъ высотъ.

Но померкла заря, набѣжали вечернія тѣни,
10 И закрыли онѣ необъятно широкую даль,
Звуки пѣсенъ живыхъ заглушаетъ то голосъ сомнѣній,
То укоръ и печаль.

Отлетѣли мечты, потускнѣли блестящія краски,
Все окуталъ собой, все покрылъ непроглядный туманъ…
15 Вмѣсто грезъ золотыхъ, вмѣсто грезъ очарованной сказки —
Мишура и обманъ!

Тот же текст в современной орфографии
***

Занималась заря и весенние песни звучали,
Не смолкали они на беспечных и юных устах,
Открывались кругом необъятно широкие дали
В лучезарных мечтах.

Жизнь манила к себе, облекаяся в яркие краски,
Вся — сиянье и свет — увлекала, манила вперёд,
И казалося нет, как царевичу юному в сказке,
Недоступных высот.

Но померкла заря, набежали вечерние тени,
10 И закрыли они необъятно широкую даль,
Звуки песен живых заглушает то голос сомнений,
То укор и печаль.

Отлетели мечты, потускнели блестящие краски,
Всё окутал собой, всё покрыл непроглядный туман…
15 Вместо грёз золотых, вместо грёз очарованной сказки  —
Мишура и обман!


Молитва.

Тучи темныя нависли
Низко надъ землей,
Сонъ оковываетъ мысли
Непроглядной мглой…

Тот же текст в современной орфографии
Молитва

Тучи тёмные нависли
Низко над землёй,
Сон оковывает мысли
Непроглядной мглой…