Страница:Чюмина Стихотворения 1892-1897 2 издание.pdf/67

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Маріана.
I.
Въ старомъ домѣ.

Передъ куртиною цвѣточной
Травой дорожки заросли;
Гдѣ золотился персикъ сочный—
Подставки брошены въ пыли.
Кругомъ—обрушились строенья,
Сарай—со сломаннымъ замкомъ.
Давно картину разрушенья
Собой являетъ старый домъ.
Она вздыхаетъ:—День унылый!
10 Онъ не идетъ!—она твердитъ,
— Терпѣть и ждать нѣтъ больше силы
Устала я, и тѣнь могилы
Отдохновенье мнѣ сулитъ!—

Съ вечерней свѣтлою росою
15 Слеза катится за слезою
Изъ глазъ ея, и слезы льетъ,
Встрѣчая утренній восходъ,
Она опять. Къ теплу и блеску
Ей не поднять своихъ очей,
20 И лишь, отдернувъ занавѣску
Въ глубокомъ сумракѣ ночей,
Она вздыхаетъ:—Ночь уныла!
— Онъ не идетъ!—она твердитъ.
— Устала я, и лишь могила
25 Отдохновенье мнѣ сулитъ!—

Порой, въ безмолвіи полночи
Крикъ филина ее пугалъ,
Пѣтухъ, передъ уходомъ ночи,
Кричалъ, взлетѣвъ на сѣновалъ.
30 Но и во снѣ, въ тоскѣ жестокой
Она страдала одиноко,
Пока съ разсвѣтнымъ вѣтеркомъ
Не просыпался старый домъ.
Она вздыхала:—День унылый!
35 Онъ не придетъ, онъ не придетъ!
Терпѣть и ждать нѣтъ больше силы…
Устала я, во тьмѣ могилы
Меня желанный отдыхъ ждетъ!—

Стропила старыя на крышѣ
40 Весь день скрипѣли тяжело,
И за стѣной скреблися мыши
И муха билась о стекло.
Когда скрипѣла половица—
Шаги мерещилися ей,
45 Знакомыя глядѣли лица
Изъ старыхъ оконъ и дверей.
Она вздыхала:—Жизнь уныла!
Онъ не придетъ, онъ не придетъ!
Устала я, и мнѣ могила
50 Отдохновенье принесетъ.

И все: шумъ вѣтра межъ листвою,
И бой часовъ въ вечерней тьмѣ,
И дождь, шумѣвшій за стѣною—
Сливались у нея въ умѣ.

Тот же текст в современной орфографии
Мариана
I
В старом доме

Перед куртиною цветочной
Травой дорожки заросли;
Где золотился персик сочный —
Подставки брошены в пыли.
Кругом — обрушились строенья,
Сарай — со сломанным замком.
Давно картину разрушенья
Собой являет старый дом.
Она вздыхает: — День унылый!
10 Он не идёт! — она твердит,
— Терпеть и ждать нет больше силы
Устала я, и тень могилы
Отдохновенье мне сулит! —

С вечерней светлою росою
15 Слеза катится за слезою
Из глаз её, и слёзы льёт,
Встречая утренний восход,
Она опять. К теплу и блеску
Ей не поднять своих очей,
20 И лишь, отдёрнув занавеску
В глубоком сумраке ночей,
Она вздыхает: — Ночь уныла!
— Он не идёт! — она твердит.
— Устала я, и лишь могила
25 Отдохновенье мне сулит! —

Порой, в безмолвии полночи
Крик филина её пугал,
Петух, перед уходом ночи,
Кричал, взлетев на сеновал.
30 Но и во сне, в тоске жестокой
Она страдала одиноко,
Пока с рассветным ветерком
Не просыпался старый дом.
Она вздыхала: — День унылый!
35 Он не придёт, он не придёт!
Терпеть и ждать нет больше силы…
Устала я, во тьме могилы
Меня желанный отдых ждёт! —

Стропила старые на крыше
40 Весь день скрипели тяжело,
И за стеной скреблися мыши
И муха билась о стекло.
Когда скрипела половица —
Шаги мерещилися ей,
45 Знакомые глядели лица
Из старых окон и дверей.
Она вздыхала: — Жизнь уныла!
Он не придёт, он не придёт!
Устала я, и мне могила
50 Отдохновенье принесёт.

И всё: шум ветра меж листвою,
И бой часов в вечерней тьме,
И дождь, шумевший за стеною —
Сливались у неё в уме.