Страница:Чюмина Стихотворения 1892-1897 2 издание.pdf/84

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Очнулся графъ, и видитъ онъ знакомыя мѣста:
20 Вотъ башня старая и ровъ подъемнаго моста.

И воды свѣтлыя рѣки, и мельница, и лугъ…
Онъ озирается, дрожа отъ радости, вокругъ.
Изъ трубъ клубится синій дымъ, вездѣ горятъ огни:
Настали радостные дни, рождественскіе дни.

25 И графъ на посохъ оперся и двинулся впередъ.
На старой мельницѣ никто его не узнаетъ.
— Скажи, хозяинъ, нѣтъ у васъ какихъ-либо вѣстей?
И есть-ли въ замкѣ празднество и много-ль тамъ гостей? —

— Какія вѣсти! Знаютъ всѣ—отъ князя до пажа,
30 Супруга новаго беретъ графиня госпожа.
Скончался благородный графъ, миръ памяти его!
Онъ господиномъ добрымъ былъ для края своего.

Я самъ, по милости его, здѣсь мельницу завелъ,
И вотъ, какъ только получу уплату за помолъ,
35 За упокой души его, въ придачу къ стихарю,
Я причту нашему еще на рясу подарю.—

И въ гору путникъ поднялся. Измученъ и усталъ,
У входа въ замокъ родовой онъ съ трепетомъ стоялъ.
— Пошли мнѣ силы, Боже мой! Въ очахъ и въ сердцѣ—мракъ.
40 Не допусти, что-бъ былъ свершенъ грѣховный этотъ бракъ! —

Онъ постучался у дверей. Былъ робокъ этотъ стукъ,
Едва не выпалъ молотокъ изъ ослабѣвшихъ рукъ.
— Скажи графинѣ: у воротъ—усталый пилигриммъ,
Изъ Палестины онъ идетъ, усталостью томимъ.

45 Когда отверженнымъ уйдетъ отъ этой онъ двери,
Не видѣть болѣе ему сіянія зари.
И если былъ ея супругъ графинею любимъ,
Пріютъ радушный у нея да встрѣтитъ пилигриммъ!—

Передъ графинею предсталъ съ докладомъ кастелянъ:
50 — О, госпожа, пришелъ сюда изъ чужедальнихъ странъ,
Изъ Палестины пилигриммъ,—и пріютить его
Во имя графа проситъ онъ, супруга твоего!—

И взволновали сердце ей завѣтныя слова,
— Пускай раздѣлитъ съ нами онъ веселье Рождества,
55 А такъ какъ имя онъ назвалъ супруга моего—
Въ теченьи года замокъ мой да пріютитъ его!—

Тот же текст в современной орфографии

Очнулся граф, и видит он знакомые места:
20 Вот башня старая и ров подъёмного моста.

И воды светлые реки, и мельница, и луг…
Он озирается, дрожа от радости, вокруг.
Из труб клубится синий дым, везде горят огни:
Настали радостные дни, рождественские дни.

25 И граф на посох оперся и двинулся вперёд.
На старой мельнице никто его не узнает.
— Скажи, хозяин, нет у вас каких-либо вестей?
И есть ли в замке празднество и много ль там гостей? —

— Какие вести! Знают все — от князя до пажа,
30 Супруга нового берёт графиня госпожа.
Скончался благородный граф, мир памяти его!
Он господином добрым был для края своего.

Я сам, по милости его, здесь мельницу завёл,
И вот, как только получу уплату за помол,
35 За упокой души его, в придачу к стихарю,
Я причту нашему ещё на рясу подарю. —

И в гору путник поднялся. Измучен и устал,
У входа в замок родовой он с трепетом стоял.
— Пошли мне силы, Боже мой! В очах и в сердце — мрак.
40 Не допусти, что б был свершён греховный этот брак! —

Он постучался у дверей. Был робок этот стук,
Едва не выпал молоток из ослабевших рук.
— Скажи графине: у ворот — усталый пилигрим,
Из Палестины он идёт, усталостью томим.

45 Когда отверженным уйдёт от этой он двери,
Не видеть более ему сияния зари.
И если был её супруг графинею любим,
Приют радушный у неё да встретит пилигрим! —

Перед графинею предстал с докладом кастелян:
50 — О, госпожа, пришёл сюда из чужедальних стран,
Из Палестины пилигрим, — и приютить его
Во имя графа просит он, супруга твоего! —

И взволновали сердце ей заветные слова,
— Пускай разделит с нами он веселье Рождества,
55 А так как имя он назвал супруга моего —
В теченьи года замок мой да приютит его! —


3.

Дверь отворилася,—и графъ, не узнанный никѣмъ,
Вступилъ подъ сѣнь палатъ своихъ, печаленъ, тихъ и нѣмъ.
Онъ опустился на скамью, и головой поникъ,—
И безконечнымъ для него казался каждый мигъ.

Пахнуло сразу на него и свѣтомъ, и тепломъ;
Не мало рыцарей и дамъ сидѣло за столомъ,
Сіялъ каменіемъ цвѣтнымъ роскошный ихъ нарядъ:
Свершиться въ полночь долженъ былъ вѣнчанія обрядъ.

Во всемъ расцвѣтѣ красоты, въ уборахъ дорогихъ
10 Сидѣла тутъ его жена, а рядомъ съ ней—женихъ.
Разсказы, пѣсни и вино лилися чередой,
И обратился къ пришлецу хозяинъ молодой.

— Да смолкнетъ лютни переборъ и звонъ веселый чашъ,
Исполни, Богомъ данный гость, обычай древній нашъ:
15 Потѣшь насъ пѣснею своей,—и золото, звеня,
Къ тебѣ посыплется въ кошель—наградой отъ меня!

„Печальной будетъ пѣснь того,
Кто одинокъ и сиръ.

Тот же текст в современной орфографии
3

Дверь отворилася, — и граф, не узнанный никем,
Вступил под сень палат своих, печален, тих и нем.
Он опустился на скамью, и головой поник, —
И бесконечным для него казался каждый миг.

Пахнуло сразу на него и светом, и теплом;
Немало рыцарей и дам сидело за столом,
Сиял камением цветным роскошный их наряд:
Свершиться в полночь должен был венчания обряд.

Во всём расцвете красоты, в уборах дорогих
10 Сидела тут его жена, а рядом с ней — жених.
Рассказы, песни и вино лилися чередой,
И обратился к пришлецу хозяин молодой.

— Да смолкнет лютни перебор и звон веселый чаш,
Исполни, Богом данный гость, обычай древний наш:
15 Потешь нас песнею своей, — и золото, звеня,
К тебе посыплется в кошель — наградой от меня!

«Печальной будет песнь того,
Кто одинок и сир.