Страница:Шопенгауэр. Полное собрание сочинений. Т. III (1910).pdf/127

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 122 —

цирь: ибо они поражают внутреннего человека, дух жизни. Некоторые ведуны делают изображение в виде человека, о котором они мнят, и забивают гвоздь в его подошву; и вот этот человек невидимо поражен и хром, покуда гвоздь не будет выдернут».

Стр. 307: «Нам должно знать, что мы одной только верой и нашим могучим воображением можем воплощать дух всякого человека в то или другое изображение… Нет нужды ни в каких заговорах, и церемонии, кружения, окуривания, печати и т. д., — все это — одно обезьянство и обман. Homunculi и изображения делаются и т. д.… в них совершаются все операции, силы и воля человека… Великое дело — человеческий дух, до того великое, что никто этого не в состоянии выразить; как сам Бог вечен и непреходящ, так же точно и дух человека. Если бы мы, люди, хорошо познали собственный дух свой, то для нас ничего не было бы невозможного на земле… Совершеннейшее воображение, исходящее из astris, зарождается в духе».

Стр. 513: «Воображение утверждается и завершается верою, что это, действительно, сбудется: ибо всякое сомнение разрушает дело. Вера должна подтвердить воображение, так как вера укрепляет волю… Но так как человек не всегда в совершенстве воображает, не в совершенстве верует, то отсюда и выходит, что магические ухищрения неизбежно слывут ненадежными, хотя, по существу, они могут быть вполне благонадежными». — К разъяснению последней мысли может служить одно место из Кампанеллы, в книге «De sensu rerum et magia»:

«Некоторые люди достигают того, что человек не может совокупиться, если только он верит в их силу: ибо он не может сделать того, в чем не уверен, что может это сделать» (L. IV, с 18).

В том же духе говорит Агриппа Неттесгеймский: «De occulta philosophia», Lib. I, с. 66: «Тело подчиняется влиянию чужой души не менее, чем влиянию чужого тела»; с. 67: «Что бы ни предписывал дух сильно ненавидящего человека, все имеет силу вредоносного и пагубного действия. То же следует сказать и обо всем остальном, к чему стремится душа с сильнейшим вожделением. Ибо все, что совершает и предписывает она с помощью начертанных знаков, фигур, слов, жестов и т. п., все это служит для стремлений души вспомогательным средством и приобретает некоторые удивительные свойства — как от души человека, действующего в ту минуту, когда в душу сильней-