Страница:Шопенгауэр. Полное собрание сочинений. Т. III (1910).pdf/129

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 124 —

которого он намеревается что-либо совершить[1]. Посему он также и заклинания, в связи с представлениями вожделения и страха «внушает отвратительнейшим ведьмам своим. § 13. Так как подобное желание, какова страсть воображающего человека, порождает таким образом тоже представление, но не пустое какое-нибудь, а осуществимое и обладающее чародейственной силой. § 19… Так как я уже объяснил, что самая могущественная сила чародейства зависит от представления ведьмы».

De injectis materialibus. § 15. «Ведьма, по природе своей, способна создавать в воображении ничем неограниченное, самопроизвольное и вредоносное представление… Ведьмы действуют с помощью врожденной способности… Человек упускает также и другое средство, осуществимое, проистекающее из души и властное околдовать человека; средство это — представление сильного желания. Ибо с желанием неразрывно связано непрестанная дума о предмете желания».

De sympatheticis mediis. § 2. «Представления желаний переносятся, без сомнения, в силу влияния небесных светил, на соответственный объект, как бы удален он ни был по месту. Именно, они направляются желанием, которое сосредоточивается на известном объекте».

De magnetica vulnerum curatione. § 76. «Итак, в крови существует некая экстатическая сила, которая, возбуждаемая пылким стремлением даже к какому-нибудь отсутствующему предмету, должна быть выведена из духа какого-либо постороннего человека; сила эта в постороннем человеке находится в скрытом состоянии, как бы в потенции; и не переходит она в действие, если ее не возбудить, разгорячив воображение пылким стремлением или каким-либо равносильным искусственным приемом. — § 98. Душа, вообще — дух, ни в каком случае не может двигать или возбуждать жизненный (а следовательно, и телесный) дух, а тем менее плоть и кости, если какая-либо естественная для нее и тем не менее магическая и духовная сила не внидет из души в дух и тело. Скажи, каким образом мог бы повиноваться приказанию души телесный дух, если бы приказание это не служило двигателем сначала духа, а затем и тела? Пожалуй, сейчас же возразят против этой магической движущей силы, что она такова потому, что пребывает в своем

  1. „Хоть черт наставил их уму,
    А сам-то сделать черт не может“.

    „Фауст“. (Перевод А. Фета.).

    Прибавление к 3-му изданию.