Страница:Шопенгауэр. Полное собрание сочинений. Т. III (1910).pdf/39

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 34 —

хом повторяли то же самое: но что же в этом удивительного, если ее бьют по пальцам, как только она вздумает выйти оттуда?

Основной чертой моего учения, противополагающей его всем прежним, является полное отделение воли от познания, которые все предшествовавшие мне философы считали нераздельными; они признавали даже, что воля обусловлена познанием, которое является де основным элементом нашего духовного существа, и, мало того, служит просто-напросто функцией познания. Мое же разделение, мною сделанное разложение столь долго пребывавшего в неделимости „я“, или души на две разнородные составные части, является для философии тем же, чем было для химии разложение воды, — хоть и призна̀ют это лишь потом. Вечный и неразрушимый элемент в человеке, то, что составляет его жизненное начало, — это у меня не душа, а, выражаясь химически, — радикал души, что̀ и есть воля. Так называемая душа — уже нечто составное: она являет собою соединение воли с νους, интеллектом. Этот интеллект — нечто второстепенное, posterius организма и, как простая мозговая функция, им обусловливается. Воля, напротив, первична, она — prius организма, и последний обусловливается ею. Ибо воля — та внутренняя сущность, которая только в представлении (указанной простой функции мозга) является в виде нашего органического тела; только в силу форм познания (или мозговых функций), только в представлении, тело каждого человека дано ему, как нечто протяженное, расчлененное и органическое, — а не таково оно вне этих форм, непосредственно, в самосознании. Подобно тому как движения тела, это — только отражающиеся в представлении отдельные акты воли, так и субстрат этих движений, форма тела, это — образ воли в ее целом; и потому во всех органических функциях тела, точно также как и во внешних его движениях, agens — воля. Истинная физиология, достигнув своей вершины, показывает, что духовное начало в человеке (познание) является продуктом его физического начала, и это лучше всех сделал Кабанис; но истинная метафизика учит нас, что это физическое начало само не что иное, как продукт, или, скорее, проявление какого-то начала духовного (воли); она учит даже, что самая материя обусловлена представлением, в котором она только и существует. Наглядное созерцание и мышление все более и более станут объяснять из организма, воление же — никогда; наоборот, из воли будут объяснять организм, как я доказываю это под следующей рубрикою. Итак, я устанавливаю, во-первых, волю, как вещь в себе, как начало, совершенно первичное; во-вторых, ее простую ви-