Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 13.djvu/112

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
— 96 —


ды. Съ давняго времени плодоносная область Беднурская была совершенно запущена: новый владѣлецъ ея усилилъ земледѣліе и, перемѣнивъ названіе столицы на Гайдерь-Абадъ или Гайдеръ-нагаръ (городъ Гайдеровъ), перевезъ туда свое семейство и всю казну. Онъ учредилъ тамъ монетный дворъ, гдѣ чеканили монету уже подъ его именемъ, и приказалъ выстроить арсеналъ, обсерваторію и дворецъ, которые не были однако жъ никогда окончены. Наконецъ объявилъ онъ намѣреніе сдѣлать Гайдеръ-нагаръ единственною столицею всѣхъ Мейсурскихъ владѣній, но, увидѣвъ, что этотъ городъ не былъ вовсе военною позиціей, скоро оставилъ свой проектъ. Около того же времени принялъ онъ титулъ раджи Канары и Курги, маленькой области, лежащей на южной оконечности Канары. Крѣпость Гайдеръ-нагарская заключала въ себѣ, какъ говорили, золотой рудникъ: это выраженіе, конечно, было фигурическое, однако жъ побѣдитель дѣйствительно нашелъ тамъ зарытыя несмѣтныя сокровища, въ наличныхъ деньгахъ, золотыхъ слиткахъ и драгоцѣнныхъ каменьяхъ: по разсказамъ Французовъ, участвовавшихъ въ этой экспедиціи, жемчугъ и дорогія каменья мѣримы были четвериками, а изъ золота и другихъ драгоцѣнностей насыпали двѣ груды выше человѣка сидящаго на лошади. Общій итогъ добычи, награбленной у жителей, простирался, какъ говорятъ, до 3,000,000 рупій, которыя много способствовали къ дальнѣйшимъ успѣхамъ побѣдителя. Войско его получило въ награду шестимѣсячное жалованье. Богатство Гайдерово возбудило въ Маграттахъ желаніе ограбить счастливаго мусульманина. Они выдумали, будто Беднурскіе вельможи призываютъ ихъ для освобожденія страны отъ похитителя, и явились въ предѣлахъ Гайдеровыхъ владѣній въ числѣ шестидесяти тысячъ конницы и пятьнадцати тысячъ пѣхоты. Слишкомъ слабый для сопротивленія въ открытомъ полѣ, Гайдеръ началъ утомлять ихъ переходами съ одного мѣста въ другое, и наконецъ заключился въ крѣпкомъ лагерѣ. Дождливое время года охладило нѣсколько неукротимость непріятелей, и Гайдеръ заставилъ ихъ удалиться восвояси, около конца февраля 1765, заплативъ сорокъ лаковъ рупій (около десяти милліоновъ рублей) ихъ начальнику и двадцать лаковъ его офицерамъ. Поставивъ сына своего Типпу-Саиба правителемъ (диваномъ) Беднурскимъ, а зятя намѣстникомъ Серингапатнамскимъ, и принявъ разныя другія мѣры, онъ повелъ войско свое на Малабарскій берегъ, противъ котораго предпринималъ уже однажды походъ въ 1757 году, посредствомъ одного изъ своихъ генераловъ. Одинъ союзникъ раджи Кургскаго хотѣлъ воспротивиться грозѣ, но послѣ трехъ мѣсяцевъ и осьми дней осады сдалъ городъ, и самъ бѣжалъ къ саморину Каликутскому, котораго гибели онъ сдѣлался невольною причиною. Каликутский владѣлецъ содержалъ, изъ благочестія, въ своемъ дворцѣ тысячу двѣсти браминовъ, и они не спасли его. Гайдеръ подступилъ къ Каликуту и несчастный саморинъ, который не смѣлъ ѣсть прежде, нежели святые пансіонеры его будутъ сыты, и считалъ оскверненіемъ для себя одно присутствіе послѣдователя Магомета, твердо стоялъ на томъ, что не можетъ дать аудіенціи парламентеру Гайдера. Цѣлые два дня войско побѣдителя стояло въ бездѣйствіи; на третій день, чуть свѣтъ, оно увидѣло густой дымъ, поднявшійся надъ дворцомъ, и Гайдеръ поспѣшилъ самъ лично на мѣсто пожара; однако жъ всякая помощь была уже безполезна: зданіе, выстроенное изъ дерева, въ нѣсколько мгновеній поглощено было пламенемъ. Саморинъ обрекъ самого себя на смерть, и погибъ со всѣми своими женами и тремя браминами, которые были болѣе преданы ему, чѣмъ прочіе ихъ товарищи. Послѣ этого происшествія, побѣдитель отправился покорить остальную частъ Малабарскаго берега, оставивъ въ Каликутѣ гарнизонъ. Въ этомъ походѣ ему оказали большую помощь Мапалеты, собственно Мапали, что значитъ по-Малабарски — дѣти своей матери: это были Маскатскіе Арабы, поселившіеся на южной части Индіи для торговыхъ спекуляцій и ненавидимые Индѣйцами за свое вѣроисповѣданіе и высокомѣрный характеръ. Однако жъ Гайдеръ никогда не былъ спокойнымъ обладателемъ этихъ завоеваній, и удовольствовался даже, впослѣдствiи времени, годичною данью, которую раджа Кургскій обязался платить ему. При всемъ томъ онъ счелъ себя въ правѣ назваться «Царемъ двѣнадцати тысячъ острововъ», то есть, Острововъ Мальдивскихъ, которые долгое время зависѣли отъ государей Малабарскихъ. Между тѣмъ несчастный раджа Мейсурскій окончилъ печальную жизнь, въ апрѣлѣ 1766