Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 13.djvu/165

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
— 149 —


ками подъ именем вспоможенiя. Галданъ, помирившiйся по необходимости, ждалъ только времени, чтобы возстановить свои силы и снова завести войну съ Халхою, а между тѣмъ, въ качествѣ подданнаго, жалуясь на свое разстроенное состояніе, выпрашивалъ безпрестанно у императора денегъ на вспоможеніе, позволялъ подданнымъ своимъ грабитъ сосѣдей, и въ тоже время увѣрялъ Пекинскій дворъ, что это дѣлается безъ его вѣдома и воли; возмущалъ противъ Китая князей южной Монголіи и Корциньскаго Тушету-вана (1692), наконецъ ограбилъ и умертвилъ Китайскихъ посланниковъ, отправленныхъ къ Цеванъ-Рабтану (1693). Когда Китайское правительство требовало удовлетворенія по этому случаю, Галданъ отвѣчалъ, что убiйство произведено неизвѣстными ему бѣглыми, которыхъ отыскать трудно, и вообще ясно давалъ знать, что не взирая на свое затруднительное положеніе не намѣренъ прекращать войны доколѣ не покоритъ сѣверной Монголіи. Пекинскій кабинетъ думалъ, что если оставить эту страну въ пользу Галдана, то сѣверные предѣлы его собственныхъ владѣній подвергнутся опасности; потому, видя упрямство Галдана, рѣшился наконецъ собрать такое многочисленное войско, которое могло бы совершенно сокрушить силы главы Ойратовъ. Нѣсколько времени прошло еще въ пустыхъ переговорахъ; каждая сторона обвиняла другую въ недоразумѣніяхъ, лукавила, тянула время; такъ, что военныя дѣйствія открылись въ западной Халхѣ только осенью 1605 года. Опустошивъ земли Халхасскаго киязя Намчжалъ-Тойна, Галданъ расположился зимовать между Толою и Керулунью. Весною слѣдующаго года начальство надъ Китайскою арміею принялъ самъ Канси. Разными переговорами задерживалъ онъ Галдана въ одной позицiи до тѣхь порь, пока Китайскія войска не обошли его сзади. Тогда полководецъ Фынгу ударилъ на Галдана съ двухъ сторонъ разомъ, и послѣ трехчасоваго сраженія разбилъ его на голову. Болѣе 2000 легло на мѣстѣ сраженія, много взято въ плѣнъ, между прочими и жена Галданова, и много принято по желанiю въ подданство. Послѣ этого пораженія Галданъ не могь уже думать о сопротивленіи Китайцамъ, и съ немногими вѣрными спутниками едва успѣлъ пробраться къ себѣ въ Джунгарiю. Узнавъ объ его затруднительныхъ обстоятельствахъ, Канси принялъ все возможныя мѣры, чтобы добыть его въ свои руки живаго или мертваго. Галдану не оставалось ни какихъ средствъ къ спасенiю. Враги окружали его отвсюду. Видя неминуемую гибель, и не надѣясь умолить врага своего о милосердіи, несчастный ханъ рѣшился предупредить поносную и мучительную смерть, ожидавшую его въ столицѣ Китая, и принялъ ядъ (1697); по другимъ извѣстіямъ, Галданъ умеръ оъ печали и горя. Находившійся при немъ Элетскій вельможа Данцзила предалъ тѣло его сожженiю и кости собралъ въ урну. Кости эти были доставлены потомъ въ Пекинъ Цеванъ-Рабтаномъ, который по волѣ императора и объявленъ преемникомъ Галдана.

Галданъ былъ государь дѣятельный, характера твердаго, и если замышлялъ какое дѣло, исполнялъ его съ постоянствомъ. Какъ политикъ, онъ дѣйствовалъ можетъ быть по хуже знаменитаго соперника своего Канси; но какъ военачальникъ, много уступалъ ему въ способностяхъ. Впрочемъ, соображая силы и средства противниковъ легко можно видѣть, что вражда Галдана съ Китаемъ никогда не могла окончиться въ его пользу, развѣ если бы сторону его приняла вся Монголія, или онъ получилъ подкрѣпленіе отъ Россіи. Въ Исторіи Галдан-Бошокту памятенъ еще тѣмъ, что пополнилъ «Степное Уложеніе», изданное его отцомъ, составилъ новую систему раздѣленія земель, которымъ очень ограничилъ и власть и силу прочихъ трехъ хановъ Ойратскихъ, и, сколько извѣстно, первый въ Монголіи сталъ отливатъ мѣдную монету. (Исторія Ойратовъ О. Іакинѳа, СПб. 1834. Увѣдомленіе о бывшей съ 1677 до 1689 года войнѣ у Китайцевъ съ Зенгорцами, Леонтьева. СПб. 1777. Сибирскій Вѣстникъ на 1822). См. также статью Ойраты. В. В. Г.

ГАЛДАНЪ-ЦЕРЫНЪ. Государство Джунгарское, или Ойратское, ослабленное и разоренное неудачными войнами Галданъ-Бошокту-хана съ Китаемъ, счастіемъ и умомъ преемника его Цеванъ-Рабтана (см. Цеванъ-Рабтанъ) снова возвратило утраченное могущество, и опять стало внушатъ сильныя опасенія Пекинскому кабинету. По смерти Цевана въ 1727 году, ему наслѣдовалъ старшій сынъ его, Галданъ-Церынъ. Достойный преемникъ отцовскаго мужества и благоразумія, онъ сталъ дѣйствовать въ томъ же оппо-