Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/213

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


дамма и стать на Теплицкую дорогу, армія наша была въ свою очередь аттакована французами въ превосходномъ числѣ, 17-го августа, близъ мѣстечка Кульма, гдѣ и произошло столь славное въ нашихъ лѣтописяхъ Кульмское сраженіе, продолжавшееся полтора дня и увѣнчавшее вполнѣ славу нашего оружія, — говорю нашего, потому что русское войско болѣе всѣхъ другихъ приняло въ немъ участіе.

Не стану разсказывать весь ходъ сраженія, изложеннаго въ подробности въ нѣсколькихъ сочиненіяхъ, но припомню только одинъ эпизодъ, которому былъ я очевидцемъ и въ которомъ на мою долю выпало принять непосредственное участіе.

Ночь съ 17-го на 18-е августа прекратила упорное, но еще не рѣшенное сраженіе, въ которомъ пріобрѣлъ себѣ вѣчную славу графъ Остерманъ, запечатлѣвъ ее потерею руки[1]; — войска наши стали готовиться къ новому бою и ранняя заря 18-го августа застала ихъ въ боевомъ порядкѣ по обѣимъ сторонамъ большой дороги; лѣвый флангъ упирался въ горы и состоялъ вмѣстѣ съ центромъ изъ русскихъ войскъ, а австрійцы стояли на правомъ крылѣ близъ деревни Карвицъ. Въ резервѣ стоялъ отрядъ подъ командою великаго князя Константина Павловича, при которомъ и я находился въ качествѣ адъютанта.

Императоръ Александръ, выехавъ рано по утру вмѣстѣ съ королемъ прусскимъ, въ сопровожденіи многочисленнаго и блестящаго штаба, отправился на высокую гору Шлосбергъ, съ вершины которой открылась вся панорама Кульмской долины и окрестностей. Живописныя развалины древняго за́мка рисовались на вершинѣ горы. Утро было прекрасное и поднявшійся туманъ, какъ занавѣсъ въ театрѣ, раскрылъ величественную панораму окрестностей съ ихъ лѣсистыми холмами, оврагами, ручьями, разбросанными деревнями — и цѣпью высокихъ горъ, терявшихся въ дальней синевѣ. Посреди этой прекрасной декораціи, свѣтлою ленточкой извивалась дорога, ведущая изъ Кульма къ Теплицу, и по обѣимъ сторонамъ ея рисовались темными пятнами на блѣднозеленѣющемъ фонѣ двѣ арміи, стоящія другъ противъ друга въ недальнемъ разстояніи, ожидающія одного мановенія руки, одного знака, чтобы ринуться въ бой ожесточенный и кровавый. Зрѣлище было ис-

  1. 18-го числа начальствовалъ уже Барклай-де-Толли.
Тот же текст в современной орфографии

дамма и стать на Теплицкую дорогу, армия наша была в​ свою очередь атакована французами в​ превосходном​ числе 17 августа близ​ местечка Кульма, где и произошло столь славное в​ наших​ летописях​ Кульмское сражение, продолжавшееся полтора дня и увенчавшее вполне славу нашего оружия, — говорю нашего, потому что русское войско более всех​ других​ приняло в​ нем​ участие.

Не стану рассказывать весь ход​ сражения, изложенного в​ подробности в​ нескольких​ сочинениях​, но припомню только один​ эпизод​, которому был​ я очевидцем​ и в​ котором​ на мою долю выпало принять непосредственное участие.

Ночь с​ 17-го на 18 августа прекратила упорное, но еще не решенное сражение, в​ котором​ приобрел​ себе вечную славу граф​ Остерман​, запечатлев​ ее потерею руки[1]; — войска наши стали готовиться к​ новому бою и ранняя заря 18 августа застала их​ в​ боевом​ порядке по обеим​ сторонам​ большой дороги; левый фланг​ упирался в​ горы и состоял​ вместе с​ центром​ из​ русских войск​, а австрийцы стояли на правом​ крыле близ​ деревни Карвиц​. В​ резерве стоял​ отряд​ под​ командою великого князя Константина Павловича, при котором​ и я находился в​ качестве ад​ъютанта.

Император​ Александр​, выехав​ рано поутру вместе с​ королем​ прусским​ в​ сопровождении многочисленного и блестящего штаба, отправился на высокую гору Шлосберг​, с​ вершины которой открылась вся панорама Кульмской долины и окрестностей. Живописные развалины древнего замка рисовались на вершине горы. Утро было прекрасное и поднявшийся туман​, как​ занавес​ в​ театре, раскрыл​ величественную панораму окрестностей с​ их​ лесистыми холмами, оврагами, ручьями, разбросанными деревнями — и цепью высоких​ гор​, терявшихся в​ дальней синеве. Посреди этой прекрасной декорации светлою ленточкой извивалась дорога, ведущая из​ Кульма к​ Теплицу, и по обеим​ сторонам​ ее рисовались темными пятнами на бледно-зеленеющем​ фоне две армии, стоящие друг​ против​ друга в​ недальнем​ расстоянии, ожидающие одного мановения руки, одного знака, чтобы ринуться в​ бой ожесточенный и кровавый. Зрелище было ис-

  1. 18-го числа начальствовал​ уже Барклай-де-Толли.