Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/558

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

негъ) пріѣзжаю я въ Ригу и чтожъ! Меня принимаютъ въ прекрасныхъ покояхъ, кормятъ, поятъ изъ прекрасныхъ рукъ, я на розахъ! Благодарность не велитъ писать. Довольно, я счастливъ и не желаю Питера. Говорятъ мнѣ эскулапы, что цѣлый годъ буду хромать. Признаюсь, что на костыляхъ я крайне забавенъ. Хрущовъ поѣхалъ домой; онъ легко задѣть. Ахъ, Николай, война даетъ цѣну вещамъ. Сколько разъ измоченный дождемъ, голодный, на сырой землѣ, я завидовалъ хорошей постели, а теперь — не сытому хвалить обѣдъ! Я пью изъ чаши радостей и наслаждаюсь. Пришли братъ своихъ стиховъ, ради своей дружбы; надѣюсь, что не откажешь; я оживу. Да если можно какую-нибудь русскую новую книгу въ стихахъ, да Капниста. На колѣняхъ прошу тебя, ты бездѣлицу за это заплатишь.

Адресуй прямо въ Ригу. Пріѣзжай ко мнѣ, Николай, на три дня и мы бы вмѣстѣ въ Питеръ, когда мое здоровье позволитъ. Я бы тебѣ могъ прислать и денегъ на дорогу. Городъ прекрасный. И мы бы съ тобою обнялись. А? Подумай, да сдѣлай. Усталъ марать. Прощай, ожидаю отвѣта на цѣлой дести.

Вмѣсто имени:[1].


4.
Рига. 1807. Іюля 12.

Любезный другъ Николай Ивановичъ, я удивляюсь, что отъ тебя не получилъ до сихъ поръ отвѣта на мое письмо. Ожидаю по крайней мѣрѣ столько длиннаго и широкаго отвѣта, каково добавленіе Энциклопедіи. Мнѣ гораздо легче; хотя одна рана и не закрыта, могу кой-какъ ходить. Но полно все объ себѣ. Поговоримъ и о тебѣ. Каково ты поживаешь, гдѣ и какъ? Что дѣлаешь? Что мечтаешь? Пиши ко мнѣ, мой другъ, болѣе какъ можно; меня все занимаетъ; а ты болѣе, нежели что другое. Признаюсь, что ты меня мало любишь или лѣнивъ. Въ твоихъ письмахъ мало чистосердечія, да и такъ коротки! Пиши ко мнѣ поболѣе, обо всемъ, о Капнистѣ, о Карауловѣ и пр. Что твой Омиръ? Неужели ты его бросилъ? Это стыдно. Пришли мнѣ хоть одну риѳму изъ твоего перевода. Утѣшь меня, пришли Капнистовы сочиненія или что-нибудь новое, меня какъ ребенка утѣшишь. Я по возвращеніи моемъ стану тебѣ разсказывать мои похожденія, какъ Одиссей. Закуримъ трубки, да ну лепетать тихонько у огня? Дѣла протекшихъ лѣтъ, воскресните въ моей памяти! и сладостныя рѣчи потекутъ изъ устъ моихъ — не правда ли, послушай, мой другъ, мечтать всякому позволено. Поѣдемъ ко мнѣ въ деревню и заживемъ

  1. Подъ этими словами Батюшковъ нарисовалъ карандашемъ свой портретъ во весь ростъ, на 2 костыляхъ, съ подвернутою лѣвой ногою. П. Е.