Страница:Geroi i dejateli russko tureckoj vojni 1877 1878.pdf/91

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

другой изъ Тырнова на Габрово, Шипку и Казанлыкъ (шоссе). Отыскание прохода генералъ Гурко поручилъ уряднику кубанскаго казачьяго полка волонтеру, князю Цертелеву, покинувшему дипломатическую карьеру и поступившему простымъ солдатомъ въ армію. Зная мѣстные языки, князь Цертелевъ, распросами у болгаръ-ратниковъ изъ разныхъ мѣстностей, лежащихъ по пути, нашелъ проходъ, по которому имѣлись только тропинки, да мѣстныя дороги между горными деревнями ущелья; по этому ущелью и двинулся нашъ отрядъ.

Передъ началомъ движенія было условлено, что по занятіи прохода называемаго иначе Ханкіейскимъ, генералъ Гурко двинется на Казанлыкъ съ тѣмъ, чтобы атаковать перевалъ Шипки съ тыла, при чемъ войска, оставленныя имъ въ Габровѣ, должны въ тотъ-же день начать демонстративную аттаку съ фронта. По разсчету, одновременная аттака на Шибку съ тыла и фронта должна была состояться 5-го іюля.

Выступивъ изъ Тырнова 30-го іюня генералъ Гурко направилъ главныя силы на Елену, лежащую къ юго-востоку отъ Тырнова. Для развѣдки, на сколько сильны турецкія войска, сосредоточенныя, какъ сообщали, около Османъ-Базара и простираются ли непріятельскія позиціи отъ Османъ-Базара въ южномъ направленіи чрезъ Балканы, генералъ Гурко повелъ кавалерію по дорогѣ въ Шумлу и по направленію Османъ-Базара.

Разузнавъ все, что знать было необходимо, хотя и поплатясь значительной потерей, генералъ Гурко оставилъ сопровождавшій его отрядъ для наблюденія за турецкими позиціями около Османъ-Базара и, обратясь спиною къ туркамъ, направился къ югу на Балканы. Около Елены онъ стянулъ свои отряды и въ два форсированныхъ марша (около 60 верстъ каждый) достигъ середины Балканъ, именно той части горной цѣпи, которая носитъ названіе Еленскихъ Балкановъ. 2-го іюля утромъ генералъ Гурко подошелъ къ д. Хаинкіей, гдѣ застигъ совершенно врасплохъ около 300 человѣкъ низама. Послѣ слабаго сопротивленія турки бѣжали, а наши войска подошли къ дер. Хаинкіей и, такимъ образомъ, перевалъ находился уже въ нашихъ рукахъ. — Но путь, пройденный въ этомъ мѣстѣ, былъ чрезвычайно трудный, особенно для артиллерии, у которой орудія обрывались съ едва проложенной дороги, при чемъ два орудія оборвались и упали вмѣстѣ съ лошадьми въ кручу, но къ счастью ихъ удалось вытащить. Особенно труденъ былъ спускъ съ перевала; конныя орудія едва-едва провозили; что же касается до зарядныхъ ящиковъ, то протаскиваніе ихъ потребовало почти сверхъественныхъ усилий. Даже и это трудное движеніе было возможно лишь благодаря предварительным работамъ авангарда.

Въ день выхода въ долину Тунджи, 2-го іюля, непріятель, получивъ

Тот же текст в современной орфографии

другой из Тырнова на Габрово, Шипку и Казанлык (шоссе). Отыскание прохода генерал Гурко поручил уряднику Кубанского казачьего полка, волонтеру, князю Цертелеву, покинувшему дипломатическую карьеру и поступившему простым солдатом в армию. Зная местные языки, князь Цертелев расcпросами у болгар-ратников из разных местностей, лежащих по пути, нашел проход, по которому имелись только тропинки да местные дороги между горными деревнями ущелья; по этому ущелью и двинулся наш отряд.

Перед началом движения было условлено, что по занятии прохода называемого иначе Ханкиейским, генерал Гурко двинется на Казанлык с тем, чтобы атаковать перевал Шипки с тыла, причем войска, оставленные им в Габрове, должны в тот же день начать демонстративную атаку с фронта. По расчету, одновременная атака на Шипку с тыла и фронта должна была состояться 5 июля.

Выступив из Тырнова 30 июня, генерал Гурко направил главные силы на Елену, лежащую к юго-востоку от Тырнова. Для разведки, насколько сильны турецкие войска, сосредоточенные, как сообщали, около Осман-Базара и простираются ли неприятельские позиции от Осман-Базара в южном направлении чрез Балканы, генерал Гурко повел кавалерию по дороге в Шумлу и по направлению Осман-Базара.

Разузнав все, что знать было необходимо, хотя и поплатясь значительной потерей, генерал Гурко оставил сопровождавший его отряд для наблюдения за турецкими позициями около Осман-Базара и, обратясь спиною к туркам, направился к югу на Балканы. Около Елены он стянул свои отряды и в два форсированных марша (около шестидесяти верст каждый) достиг середины Балкан, именно той части горной цепи, которая носит название Еленских Балканов. 2 июля утром генерал Гурко подошел к деревне Хаинкией, где застиг совершенно врасплох около трехсот человек низама. После слабого сопротивления турки бежали, а наши войска подошли к деревне Хаинкией и, таким образом, перевал находился уже в наших руках. Но путь, пройденный в этом месте, был чрезвычайно трудный, особенно для артиллерии, у которой орудия обрывались с едва проложенной дороги, причем два орудия оборвались и упали вместе с лошадьми в кручу, но, к счастью, их удалось вытащить. Особенно труден был спуск с перевала; конные орудия едва-едва провозили; что же касается до зарядных ящиков, то протаскивание их потребовало почти сверхъестественных усилий. Даже и это трудное движение было возможно лишь благодаря предварительным работам авангарда.

В день выхода в долину Тунджи, 2 июля, неприятель, получив