Страница:Inferno-Dante-Min-1855.pdf/113

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

 


103 Подобно всѣмъ, пойдемъ мы за тѣлами,
Но въ нихъ не внидемъ: правый судъ небесъ
Намъ не отдастъ, что отняли мы сами.

106 Мы повлечемъ ихъ за собою въ лѣсъ:
У каждаго изъ насъ въ бору угрюмомъ
Повиснетъ тѣло на вѣтвяхъ древесъ.»

109 Вниманья полнъ, весь преданъ грустнымъ думамъ,
Еще я ждалъ отъ терна новыхъ словъ,
Какъ вдругъ я былъ испуганъ страшнымъ шумомъ.

112 Такъ человѣкъ, предъ кѣмъ изъ-за деревъ
Несется вепрь и въ слѣдъ за нимъ борзые,
Внимаетъ треску сучьевъ, лаю псовъ.

115 И вотъ, на лѣво, блѣдные, нагіе,
Несутся двое съ скоростью такой,
Что вкругъ ломаютъ сучья пней кривые.

118 Передній вылъ: «О смерть, за мной! за мной!»
Межъ тѣмъ другой, не столько быстроногій:
«О Ланъ,» вопилъ: «съ потѣхи боевой,




раны, даютъ заключенному духу путь выражать стонами и вздохами свою боль. Вентури.

109. Въ числѣ насилователей противъ самихъ себя казнятся и тѣ кои дѣлали насиліе своему мнѣнію (Ада XI, 43—44), безумные моты, особенно азартные игроки; ихъ не должно смѣшивать съ теми, которые расточали свое имѣніе въ удовольствіяхъ (Ада VII). — «Какъ эти послѣдніе провели всю жизнь свою въ безсмысленныхъ стремленіяхъ, такъ первыхъ преслѣдовали необузданныя страсти, олицетворенныя въ аду въ образѣ псицъ (древніе называли Гарпій псицами Зевса); въ отчаяніи призываютъ они смерть, но смерть не является; душа не умираетъ; съ ужасомъ ища спасенія отъ вѣчно преслѣдующихъ заботъ и страстей кидаются они на перваго, имъ на пути встрѣтившагося; но вредя чрезъ то другимъ, тѣмъ скорѣе становятся жертвою своихъ собственныхъ внутренніхъ и внѣшнихъ гонителей.» Штрекфуссъ.

120. Лано, Сіенецъ одинъ изъ членовъ знаменитаго клуба гастрономовъ въ Сіенѣ, о которомъ упоминаетъ Данте (Ада XXIX, 130) промотавъ все свое огромное имущество самымъ безпутнымъ образомъ, отправился съ войскомъ Сіенцевъ въ Аредзо на помощь Флорентинцамъ. Въ сраженіи при Ніеве дель Топпо, гдѣ Сіенцы были разбиты, онъ, опасаясь угрожающей бѣдности и потому тяготясь жизнію, бросился въ ряды непріятелей гдѣ и погибъ, не смотря на то что могъ бы спастись бѣгствомъ. По этому другая тѣнь упрекаетъ