Страница:Inferno-Dante-Min-1855.pdf/137

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

 


67 Честь и отвага, о скажи, всегда ли
Живутъ, какъ жили, въ городѣ родномъ,
Иль навсегда изъ стѣнъ его бежали?

70 Гюйльельмъ Борсьеръ, гонимый тамъ огнемъ,
Недавній гость средь нашего собранья,
Печалитъ насъ разсказами о немъ.»

73 — «Иной народъ и быстрыя стяжанья
Въ тебя вселили гордость и позоръ,
Флоренція, домъ скорби и рыданья!» —

76 Такъ я всричалъ, поднявши къ верху взоръ,
И три души, смутясь при этой вѣсти,
Услышали какъ будто приговоръ.




70. Гюильельмо Борсіере, образованный и весьма пріятный въ обществѣ Флорентинецъ. Объ немъ упоминаетъ Боккаччіо въ своемъ Декамеромѣ.

73—75. Въ XIII вѣкѣ Флоренція значительно усилилась, обогатилась и стала обнаруживать сильное вліяніе на всю Италію; вмѣстѣ съ тѣмъ, отъ переселенія въ нее чуждыхъ, большею частію плебейскихъ родовъ, а также отъ усилившагося вліянія этихъ новыхъ пришельцевъ, обогатившихся торговлею и промышленностію, она мало по малу приняла характеръ города чисто демократическаго. Первымъ поводомъ къ усиленію демократіи служило слабое управленіе графа Гвидо Новелло, который для того, чтобы оградить власть свою отъ вліянія Гвельфовъ (Ада X, 31—93 и примѣч.), учредилъ въ 1266 семь большихъ цѣховъ, arti maggiori, и даровалъ имъ право вмѣшиваться въ дѣла правленія. Въ 1282 управленіе городомъ (signoria) перешло въ руки такъ-наз. Priori degli arti e della libertà, избиравшихся изъ цѣховъ и кварталовъ города, и наконецъ въ 1292 г. знаменитый демагогъ Джіано делла Белла издалъ извѣстные ordinamenti della giustisia, въ силу которыхъ дворянство не только лишено было права избираться въ пріоры города, но и подверглось притѣснительнымъ, почти тираническимъ мѣрамъ. Филалетесъ.

75. Нельзя не подивиться мастерскому обороту этого мѣста: Данте, отвѣчая тѣнямъ, обращается не къ нимъ, но дѣлаетъ воззваніе къ самой Флоренціи; этимъ состояніе души поэта выражено живѣе, нежели самымъ подробнымъ описаніемъ. Въ этомъ воззваніи, произнесенномъ съ поднятымъ къ верху взоромъ, живо представляется изгнанникъ, въ душѣ котораго любовь къ отечеству, скорбь о бѣдственномъ его состояніи борется съ негодованіемъ за оказанную ему несправедливость. Не менѣе мастерски выраженъ намекъ тѣней, выслушавшихъ его воззваніе, на то, что откровенное выраженіе мыслей можетъ имѣть для поэта дурныя послѣдствія. Біаджіоли.