Страница:Inferno-Dante-Min-1855.pdf/263

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

 


67 «Mai amech zabi almi rafela!»
Тутъ завопила бѣшеная пастъ,
Что никогда иныхъ псалмовъ не пѣла.

70 Но вождь: «Глупецъ! твоя ничтожна власть;
Возмись за рогъ и рѣчью непонятной
Излей свой гнѣвъ, или другую страсть.

73 Сыщи ремень у выи, духъ развратный!
Помѣшанный! на немъ твой рогъ виситъ;
Смотри, вотъ онъ у груди необъятной.»

76 И мнѣ потомъ: «Онъ самъ себя винитъ;
Онъ былъ причиной, онъ — Немвродъ ужасный,
Что міръ нарѣчьемъ разнымъ говоритъ.

79 Оставь его; съ нимъ говорить напрасно:
Какъ для него невнятна рѣчь людей,
Такъ и его нарѣчье всѣмъ неясно.»




67. Эти слова, коихъ порядокъ мною нѣсколько измѣненъ (Rafel mai amech zabi almi), по видимому, не имѣютъ никакого смысла, какъ явствуетъ изъ ст. 81; тѣмъ не менѣе много было сдѣлано попытокъ комментаторами, чтобъ найдти смыслъ этихъ словъ. Между прочимъ, въ новѣйшее время Др. Аммонъ въ Дрезденѣ доказалъ, что слова эти арабскія. «Гигантская тѣнь Немврода (согласно съ Іов. С. XXVI, 5) пребываетъ въ подземномъ мірѣ. Вотъ что повѣствуютъ о немъ поэты Востока: Немвродъ пустилъ стрѣлу въ небо, откуда она упала окровавленная: вообразивъ, что онъ ранилъ ангела, онъ въ дерзкомъ высокомѣріи сталъ строить башню еще выше, нежели прежде; но, ужаленный мухою, низвергся въ шеолъ; здѣсь на берегу стигійскихъ водъ (Stygios lacus, Aen. VI, 134) видитъ онъ смѣло идущаго юнаго поэта (insano juvat indulgere labori, Aen. VI, 135) и воcклицаетъ: Rafel mai amek zabi al' mi, или, въ латинск. переводѣ:

«Quam stulte incedit flumina Orci puer mundi mei.» Филалетесъ.

77—78. Согласно съ вышеприведеннымъ восточнымъ преданіемъ, Немвродъ представленъ здѣсь какъ основатель вавилонской башни: тоже самое принимаетъ и учитель Дантовъ Брунетто Латини; онъ говоритъ: «Этотъ Немвродъ построилъ вавилонскую башню, въ слѣдствіе чего произошло смѣшеніе языковъ. Онъ самъ перемѣнилъ свой языкъ еврейскій на халдейскій.» (Tesero, Lib. I, сар. XIV). Можетъ быть, это преданіе побудило Данта заставить Немврода говорить по Арабски. Филалетесъ.