Страница:Inferno-Dante-Min-1855.pdf/291

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

 


58 Но мощь зубовъ переднему сто разъ
Сноснѣе лапъ, которыми по кожѣ
Спины его онъ проводилъ подчасъ.

61 И вождь сказалъ: «Вонъ тотъ, казнимый строже,
Съ главой внутри, съ ногами внѣ зубовъ, —
Искаріотъ на раскаленномъ ложѣ!

64 Изъ двухъ другихъ висящихъ внизъ духовъ —
Вотъ Брутъ торчитъ главой изъ пасти темной:
Смотри, какъ тамъ крутится онъ безъ словъ!

67 А тотъ плечистый — Касій вероломный. —
Но сходитъ ночь: уже пора намъ въ путь;
Все видели мы въ безднѣ сей огромной».




такъ теперь онъ гнусенъ. Безобразно-страшнымъ чудовищемъ воздымается онъ въ средоточіи вселенной, въ центрѣ тяжести амфитеатра адскихъ круговъ — исполинскій символъ самой черной совѣсти. Въ каждомъ лизъ трехъ своихъ зѣвовъ онъ терзаетъ по одному грѣшнику; но, самъ мучитель, плачетъ на себѣ испытуя жесточайшую муку, плачетъ кровавыми слезами, орошающими три соединенныя вмѣстѣ лица его! Мудрость божественная уже не свѣтитъ ему, мысль о Божіемъ всемогуществѣ есть его огнененная мука, а отъ святой любви божественной онъ самъ отложился: такимъ образомъ испытуетъ онъ самъ на себѣ всѣ казни своего тройственнаго царства — тьму, жаръ и холодъ (Ада III, 87 и пр.). Изъ очей его чернаго лица льются слезы его чувственнаго ослѣпленія; слезами кроваво-огненнаго лица онъ оплакиваетъ свое дерзновенное насиліе; блѣно-желтый заливается слезами его обмана. Этимъ тремъ грѣховнымъ побужденіямъ соотвѣтствуютъ и три бури, возбуждаемыя его крылами; имъ же соотвѣтствуютъ и три чудовища первой пѣсни: обезумливающій сладострастіемъ Барсъ, угрожающій насиліемъ Левъ и, мать обмана, губительная своею скупостью Волчица. Три грѣшника испытываютъ злѣйшую муку въ тройственной пасти Люцифера: въ передней — Іуда, предатель своего Божественнаго Благодѣтеля и царствія Божія: за то и казнь ему изъ всѣхъ жесточайшая; другіе два виновны передъ свѣтскою властію Римской Имперіи, какъ измѣнники своей верховной главѣ и благодѣтелю Цезарю; они висятъ внизъ головами: увлеченный страстями Брутъ изъ черной, дѣйствовавшій по холодному ращету Кассій изъ блѣдно-желтой пасти. Такъ на самомъ дне ада Данте является въ одно время и христіаниномъ и гибеллиномъ.» Копишъ.

68. И такъ время теперь между 5 и 6 часомъ вечера 26 Марта, 6 или 9 Апрѣля; слѣд. теперь опять ночь, какъ и въ началѣ замогильнаго странствованія,