Страница:Inferno-Dante-Min-1855.pdf/45

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

 


61 Другая грудь пронзила въ дикой страсти,
Сихею данный позабывъ обѣтъ;
Съ ней Клеопатра, жертва сладострастій.»

64 Елена здѣсь, причина столькихъ бѣдъ;
Здѣсь тотъ Ахиллъ, воитель быстроногій,
Что быль сраженъ любовью средь побѣдъ;

67 Здѣсь и Парисъ, здѣсь и Тристанъ, и много
Мнѣ указалъ и назвалъ онъ тѣней,
Низвергнутыхъ въ сей міръ любовью строгой.

70 Пока мой вождь мнѣ исчислялъ царей
И рыцарей и дѣвъ, мнѣ стало больно
И обморокъ мрачилъ мнѣ свѣтъ очей.

73 «Поэтъ», я началъ, «мысль моя невольно
Устремлена къ четѣ, парящей тамъ,
Съ которой вихрь такъ мчится произвольно.»

76 И онъ: «Дождись, когда примчатся къ намъ:
Тогда моли любовью, ихъ ведущей,—
И прилетятъ онѣ къ твоимъ мольбамъ.» —




ходила въ народѣ легенда о подобной вереницѣ душъ, носящейся по ночамъ среди бури.

60. Странами, гдѣ царствовала Семирамида, управляли во времена Данта султаны турецкіе и курдистанскіе.

65. Ахиллесъ, влюбленный въ Поликсену, былъ умерщвленъ стрѣлой ея брата Париса.

67. Парисъ или похититель Елены, жены Менелаевой, или знаменитый въ средніе вѣка герой рыцарскаго романа этого имени. — Тристанъ, первый странствующій рыцарь изъ цикла баснословныхъ сказаній о королѣ Артурѣ. Онъ былъ влюбленъ въ Изотту или Изальду (Бѣлорукую), супругу Марка корнваллійскаго, своего дяди, и за то убитъ ядовитой стрѣлой послѣдняго.

74. Эта чета тѣнь Паоло и Франчески. Боккаччіо въ своемъ комментаріи къ Дантовой поэмѣ такъ разсказываетъ трагическую исторю этихъ двухъ лобовниковъ. Между Гвидо да Полента, властителемъ Равенны и Червіи, и домомъ Малатеста ди Римини существовала давнишняя фамильная вражда. Наконецъ раздоръ между двумя домами былъ улаженъ, при чемъ положено было для прочности дружбы выдать Франческу, прекрасную дочь Гвидо, за Джіанчіотто, сына Малатеста. Какъ скоро объ этомъ узнали, одинъ изъ друзей Гвидо далъ ему замѣтить, что дочь его едва ли согласится выйдти за храмаго, безобразнаго Джіанчіотто, отличавшагося сверхъ того свирѣпостью нрава; а потому совѣтовалъ прибегнуть къ хитрости. Хитрость эта состояла въ томъ, чтобы самъ Джіанчіотто не являлся для свершенія брачнаго