Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 13.pdf/316

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


— Сами вы где находитесь, господин офицер? Когда ожидается главнокомандующий, вы завтракаете,[1] — сказал начальник, заслышав запах[2] съедобного из рта капитана. — Я сам завтракать не меньше вашего хочу, может быть. Да на хотенье есть терпенье, милостивый государь.[3] Вы скоро людей в сарафаны нарядите. Это что? — сказал он, указывая в рядах 3-й роты на солдата в шинели цвета фабричного сукна, отличающегося от других шинелей.

Ротный командир, не спуская[4] глаз с начальника,[5] больше и больше прижимал свои два пальца к козырьку, как будто в одном этом прижиманьи он видел теперь свое спасенье. Батальонные командиры и адъютант стояли несколько сзади и на своих лицах выражали с одной стороны, для начальника, сознание необходимости и законность гнева и его выражения, с другой стороны, для товарища подчиненного, заявление в том, что они не принимают на себя никакой ответственности в поступках начальника, и надежду, что их присутствие при этом[6] случае не испортит их товарищеских отношений с уважаемым капитаном.[7]

— Ну что ж вы молчите? — крикнул полковник[8]. — Кто у вас там в венгерца наряжен?

— Полковник... — голос оборвался у капитана.

— Ну что полковник? Полковник, полковник, а что полковник, никому не известно.[9]

— Полковник, это разжалованный... — выговорил капитан с таким видом, как будто для разжалованного могло быть допущено исключение.

— Что он в фельдмаршалы разжалован что ли? Или в солдаты? А солдат, так должен быть одет как все, по форме.

— Полковник,[10] вы сами разрешили ему походом.

  1. Зачеркнуто: импровизировал
  2. Зач.: гуся и водки
  3. Зач.: строго шутил он, прибавляя слова: а? что? которыми он как будто стегал капитана Брыкова. — Я вам завтракать покажу. Да как людей ⟨распускать⟩ в маскарады наряжать. Я вас... — Полковник на мгновение задумался, как будто раздумывая, с какой стороны побольнее стегнуть капитана ⟨но не спуская строгих, воспаленных служебным гневом глаз с⟩ ротного командира, который, слабо дыша
  4. Зач.: испуганных, виноватых
  5. Зач.: все больше и больше подтягивал свой и так плоской, как доска, живот и
  6. Зач.: несчастном
  7. Зач.: Князь Андрей с Ахросимовым не оглянулись даже на крик полковника, так они были заняты разговором.
  8. Зач.: почему у вас люди выходят из фронта? Когда каждую минуту может приехать? А? Что у вас язык отнялся? Ротный командир и рад бы был улыбнуться на эту шутку начальника, но другое чувство так сильно овладело им, что он не мог этого сделать.
  9. Зач.: зачем солдат из фронта выходил? Зачем в шубе
  10. Зач.: ведь на два шага только вышел. Я думал махальный... — начал говорить капитан, заметив понижение тона начальника и желая дать почувствовать, что солдаты, называемые махальными, расставленные по дороге приезда главнокомандующего ⟨которые должны дать знать о приближении Кутузова и которые называются махальными,⟩ успеют дать знать за столько времени вперед, чтобы стать на места.
313