Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 13.pdf/444

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Все самые старчески унылые лица делались счастливо молоды, улыбаясь ему и расспрашивая его о победе.

Приглашения на обеды и вечера сыпались со всех сторон.[1]

Князь Андрей понравился особенно женщинам, которые находили, что он имеет что-то рыцарское (особенно с подвязанной рукой), достойное и меланхолическое. Старые придворные, особенно военные, говоря по немецки, говорили, что[2] der junge Herr ist etwas arrogant, aber ganz convenable.[3]

Всем известно уже было, что Кутузов получит das Grosskreuz Maria Theresia, что адъютант, привезший известие, получает тот же орден низшей степени, и большие награды раздаются русскому войску. Об этом так же много говорили, как и о том, что Вена взята. Войною собственно мало занимались в Брюнне. Жизнь с придворной обстановкой, щегольством, праздниками и женщинами шла так же, как будто не было никогда в государстве ни гошпиталей с тяжелым запахом, наполненных стонущими, бледными раненными, ни выжженных и покинутых деревень, ни Вены, в которой уже командовал Мюрат.[4]

Князя Андрея поразило даже то обстоятельство,[5] что те значительные лица[6]

* № 58 (рук. № 81. T. I, ч. 2, гл. X—XII).

[7] Лицо у него было истощенное, ширококостное, жилистое и необыкновенно подвижное.[8] Худое лицо его было всё покрыто крупными, молодыми морщинами, как будто кожа его лица была слишком широка для его исхудавшей костлявой наружности. Движения этой излишней кожи составляли главную игру его физиономии. То у него морщился лоб широкими складками, брови поднимались кверху, то брови опускались книзу и у щек образовывались крупные

  1. Зачеркнуто: и князь Андрей, несмотря на свою антипатию к австрийцам, невольно начинал думать, что и австрийцы имеют между собой много хороших людей, умеющих отличать достоинство.
  2. Зач.: он арогант и что эта молодежь думает, что она одна только что нибудь понимает и что смешно делать так много шума из этой échauffourée de Dürenstein [Дюренштейнской стычки], которую выдают нам за великое сражение и победу, тогда как Вена отдана врагу.
  3. [молодой человек несколько надменен, но всё же очень приличен.]
  4. Зач.: по которой, запыхавшись, бегали, стреляя, солдаты, которые потом подбирали еще полуживые и мертвые тела.
  5. Зач.: которое он, шутя, сообщил своему приятелю, дипломату Билибину, у которого он остановился в Брюнне.
  6. На этом рукопись обрывается
  7. Зач.: Иногда он начинал ездить в высший свет и искал узнавать всё новые, значительные лица, но скоро он опять впадал в свою любимую жизнь. Иностранные дипломаты принимали его образ жизни за маскирование чего то, имеющего цель, предполагали его влияние на дела гораздо большим, чем оно было в действительности.
  8. Зач.: На лице его было как будто много лишней, влажно желтой кожи, морщившейся на лбу, под глазами, на щеках и даже начинавшей висеть, как у индейского петуха, под подбородком.
441