Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 13.pdf/451

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Voilà comment tout cela finira.[1]

И он отпустил руку Болконского, показывая этим, что теперь он совсем кончил.[2]

— Démosthène! Je te reconnais au caillou que tu a caché dans ta bouche d’or![3] — говорил Билибин, y которого шапка волос подвинулась на голове от удовольствия.

Все засмеялись, но громче и до изнурения хохотал Иполит и в смеющемся, растянутом рте его выражался веселый стыд.[4]

* № 59 (рук. № 82. T. I, ч. 2, гл. гл. XV, XVI и XVII).
20.

Чем дальше от неприятеля, тем скученнее и беспорядочнее были толпы, чем дальше вглубь [?], тем веселее и параднее были войска.[5]

В разоренной деревне Грунте почти не оставалось жителей.[6]

По улице и дворам деревни везде и беспрестанно виднелись разных полков солдаты, таща в свои команды лавки, двери, заборы на дрова и балаганы.[7]

  1. Я думаю, что вмешательство будет прочнее, чем невмешательство. И невозможно считать дело оконченным неприятием нашей депеши от 28 ноября н. с. Вот чем всё это кончится.
  2. Зачеркнуто: Все с веселой улыбкой слушали речь Иполита и как будто жалели, что она так скоро кончилась. ⟨Раздался дружный хохот⟩ ⟨и все хохотали⟩
  3. Демосфен! я узнаю тебя по камню, который ты скрываешь в своих золотых устах!
  4. Зач.: Вообще общество, целое утро сменявшееся у Билибина, было очень шумное, беспечное и веселое. Один из приехавших господ объявил князю Андрею, что он узнал из верных источников, что Кутузов за Кремское дело получит Gross Kreutz Maria Theresia [большой крест Марии Терезии] и что ему дадут тот же орден, и что вообще его известием очень довольны. От военного министра было получено приглашение к обеду. Остальную часть дня князь Андрей провел за чопорным официальным обедом и вечер у бар[онессы] З. вместе с Билибиным.
  5. Поперек текста: жевал язык
  6. Зач.: так как всё было разорено, по всем дворам стояли тяжести и обозы. Все уцелевшие дома заняты были начальством, обозными офицерами. В одном из домов была раскинута палатка маркитанта, не отставшего от отряда. Несколько офицеров с истомленными, раскрасневшимися лицами сидели под его раскинутой парусиной за глинтвейном, другие, пользуясь знакомством с штабными или обозными, отпросившись из полков, сушились и спали по избам. Везде по избам около печей морщились и светлели, как лубок, сушащиеся стоптанные сапоги, дымились и коробились мокрые насквозь шинели. Поперек текста: Раздражен бессонностью и, как будто, удивляет[ся], как на детей, что и они, как люди, думают.
  7. Зач.: Перед самым Грунтом несколько батальонов работали укрепления. Несмотря на холодный ветер и сырость, солдаты в одних рубахах, как белые муравьи, копошились по разрытой красной глине вновь делаемых укреплений. Стон голосов стоял над ними и беспрестанно сыпалась и вскидывалась на нарастающий вал красная глина. Внизу за этим укреплением, не переставая, сидели переменяясь солдаты, поглядывая друг на друга. И по этому оврагу нельзя было проехать, не зажав нос от пропитанной духом лагеря атмосферы. Князь Андрей заехал, при нем штаб офицер распек Ананьева. Багратион послал его осмотреть позицию. Он едет и видит все роты: Белкина, сеченье и Долохова в цепи. Заезжает к Ананьеву. В балагане Белкин вдруг полно живет [?]; два раза встретил.
448