Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 13.pdf/475

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Вглядываясь больше и больше в этого солдата и в его лицо,[1] Ростов увидал, как это часто бывает в полусвете, как лицо этого солдата понемногу изменялось, изменялось, росло, вытягивалась его нижняя челюсть — над головой поднималось что то. Вместо волос на голове этого солдата была белая оборка круглого чепчика, завязанного над длинным старческим подбородком. И это было уже не лицо солдата, а лицо[2] какой то странной женщины. Она страшно качалась и это страшное лицо вместе с рукой Телянина давило плечо.[3] Но в это время посланный солдат на перевязочный пункт пришел разбудить Ростова, чтобы итти к лекарю.[4]

————
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
* № 64 (рук. № 85. T. I, ч. 3, гл. I—V).

[5] Князь Василий[6] не обдумывал своих планов,[7] еще менее думал сделать людям зло для того, чтобы приобрести выгоду. Он был только светский человек, успевший в свете[8] и сделавший привычку из[9] этого успеха.[10] У него постоянно, смотря по обстоятельствам,

  1. Зачеркнуто: Ананьев
  2. Зач.: Ульяны Дмитриевны милой, старой бедной матери Ананьева. Он смотрел на это лицо. Хотя оно иногда и изменялось, росло, вытягивалось, расплывалось, но стоило подождать немного, и оно опять восстановлялось во всей его тихой прелести давнишнего, нежного воспоминания. И с лицом этим восстановлялись: углы комнатки, речи, прикосновение старческой руки. — Женись, Вася — ей богу, успокой мою старость. Мне не долго жить, дай мне внучат поняньчить. И хозяйством займешься. Я стара. На время меня согрей [?]. А именьице хорошее. Вася, утешь ты мне. — И она заплакала, старушка. Ананьев закрыл лицо руками и тоже заплакал. Он прилег.
  3. Поперек страницы карандашом написано: с сладкими мечтами
  4. На полях: Вот пойдут и я пойду
  5. Зач.: Князь Василий был огорчен своей неудачей в деле наследства князя Безухова, но ему легко было переносить неудачи и огорчения, потому что он постоянно был занят. Теперь, кроме служебных своих занятий, кроме бесчисленного количества светских отношений и связей, которые ему надо было поддерживать, его внимание занимали семейные дела. Иполит был пристроен в посольстве в Вене, надо было устроить Hélène, выдать ее за Pierr’a, наследника князя Безухова с тем, чтобы это, так давно усчитанное, огромное состояние не совсем ушло из ⟨рук⟩ семейства, и что-нибудь предпринять с Анатолем, который становился «impossible» [невозможным], как говорил князь Василий. Надо было в самом деле попытаться женить его на этой дурнушке, дочери «Прусского короля», чтобы он по крайней мере проматывал не отцовское, а женино, т. е. «свое» по понятиям князя Василья состояние. И князь Василий принялся за оба эти дела.
  6. На полях: Впечатления Пьера. Pierre сделан камер-юнкером и штат[ским] советником на службе. Поперек текста: Такт Hélène. Анна Павловна говорит Зач.: вовсе не был «интриганом», каким представляют себе большинство такого рода людей. Он
  7. Зач.: не подготовливал подходов к тем людям, на которых он имел виды
  8. Зач.: ловкостью
  9. Зач.: этой ловкости и этого
  10. Зач.: Он не понимал возможности ездить на выходы, на балы и обеды без всякой цели, вести эту тяжелую и скучную для старика жизнь без всякой цели.
472