Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 13.pdf/71

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


2.

⟨Как! на бал?! ты не хотел ехать,— сказал Анатоль, на крыльце дома встречая князя Криницына, садившегося в карету, и нарочно ударяя на ты, чтобы кучер и лакей [слышали], что он говорит «ты» их барину.[1]

— Надо ехать по многим причинам, — отвечал по французски красивый юноша в бальном костюме, останавливаясь перед дверцой кареты. — Поедем, довезу до дому.

— Как поздно! Я проходил мимо, государь проехал.

— Поедем что ли? — нетерпеливо крикнул Криницын. — Или нет, слушай, ко мне хотела приехать Мими, я от нее бегу. Утешь ее. Сиди у меня. Ернест, напойте его чаем, — крикнул он провожавшему лакею французу и, вскочив в карету, молодой князь нагнулся головой над перчаткой, которую он застегивал, придвигая ее к фонарю. — Смотри, Шимка, утешь и дождись меня, все расскажи, — крикнул он еще из дверцы, веселым успокоившимся тоном, после того, как застегнул перчатку и уселся вглубь кареты.

Петр Криницын был второй и меньшой сын известного сановника того времени, только нынешней зимой вернувшийся из за границы с братом, куда они под руководством l'abbé Musard были посыланы отцом для окончания блестящего воспитания. Оба молодые человека по своему положению и воспитанию обращали на себя внимание тогдашнего света.⟩

* № 7 (рук. № 49).

Пишу о том времени, которое еще[2] цепью живых воспоминаний связано с нашим, которого запах и звук еще слышны нам. Это время первых годов царствования Александра в России и первых годов могущества Наполеона во Франции.

Время[3] между французской большой революцией и пожаром

  1. Зачеркнуто: — Лежал, лежал скука. Поеду — отвечал
  2. Зач.: живо в памяти живых людей, время, которое
  3. В начале страницы: В то время, когда после неслыханного Во Франции. Читая историю, для нас стирается жизнь того времени настоящая и остаются уродства. Главное исчезает бесследно. Лучшие люди не те, которые Зач.: В 1805 году в одном из покоев еще старого дворца в Петербурге, у фрейлины императрицы Марии Феодоровны собралось небольшое общество ⟨и разговор зашел о предстоящей войне⟩ родных и близких знакомых. Сидела старушка, екатерининская штатс-дама, хозяйка покоев, ее дочь, фрейлина императрицы Марьи Федоровны княжна Анна Зологуб ⟨известная своей любезностью и умом всему Петербургу⟩, известная своей красотой приезжая из Москвы дебютантка ⟨в свете зимы 1805-го года москвитянка Марья⟩, молоденькая барышня Мари Корсагова ⟨приехавшая из Москвы с своей теткой⟩, княгиня Анна Алексеевна, тоже москвичка, и князь Василий Безбородков, любимец государя, отец ⟨Annette Sologoub⟩ фрейлины и муж штатс-дамы. Это было в 1805 году.
70