Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 17.pdf/405

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

видя, что дальнейшее сопротивление невозможно, самъ[1] застрѣлился Из пистолета. [259]

Всѣ сильные самые воры. [Когда узнали, что Драного убили, то сказали:] ежели в Черкаском то сведают о Драном, конечно Булавина убьют, для того, что Булавин был дурак, все воровство и вся надежда была на Драного. Драный голова, а Булавинъ дуракъ. [260]

Атаман и старшина къ Долгорукому привели сына и брата Булавина и сына Дранаго. [261]

(Всѣ легли.)

Семенъ Драный. Остался еще Голый. Голый ушел сам третей; городок был выжжен. [267] Атамана Ваську Тельнаго[2] Долгорукій четвертовал. [265]

[Соловьев. История России, т. XVI. М. 1866.]

В олонецких местах поселились раскольничьи отшельники, здесь образовалось знаменитое раскольничье пристанище, [сюда] пришел знаменитый Андрей [321] и брат Андрея Семенъ Денисьевы. [324] Было еще скудное пустынное житие. Звонили въ доску, служили съ лучиной. Мужчины жили на своей стороне, женщины — на своей, между ними стена, в стене маленькая келья; две старицы сидели в келье и наблюдали, о чем сестры и братья будут говорить. [322]

Общее.
[Соловьев. История России, т. XIII. М. 1863.].

Во всем свете нигде такого на девки обманства нет, яко в Московском государстве, говорит Котошихин. Хлопотали, нельзя ли как обмануть и на царских смотринах; доктор Стефан сказывал: съехался с ним Иван Шихирев и говорил, что взята вверх племянница его для выбору, возили ее к боярину. Боярин смотрел у нея рук и сказал, что руки худы. Станутъ смотрѣть, ты скажи, что руки ничего. Доктор отвечал, что его к такому делу не призывают, да и племянницы его он не знает; на это Шихирев сказал: как рук у нее станешь смотреть, и она перстомъ за руку подавитъ, потому ее и узнаешь». Шихирев повинился. [164]

Ското и муже — ложство. — Пьянство. Подарки (Башкир.) Гостямъ, кони, ковры.

Остановимся на пострижении мужа от живой жены и на оборот. Жена, постригшаяся от живого мужа, называлась по отношении к нему посестріею, мужъ — побратимомъ.[3] Одна такая посестрия подала жалобу, что побратим избиваючи ее, бивал и мучалъ в подполы и въ коникъ, крапивы настлавши, сажалъ и в соху впрягал. Оказалось, что она пострижена была неволею, в пустой избе, а не в монастыре. Родственниковъ ее при пострижении и у записи никого не было. Насилу. [164]

Сын одного из самых образованных тогдашних вельмож князя Василия Васильевича Голицына, Алексей уже ездил в походы за государем, подавал

  1. В подлиннике: А самъ
  2. В подлиннике: Тельный
  3. В подлиннике: Посестрія и побратимъ
394