Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 17.pdf/601

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

он писал ей (30 июля 1873 г.): «Я написал в газеты, с свойственным мне неумением писать статьи, очень холодное, неуклюжее письмо и от страха полемики представил дело менее страшным, чем оно есть, и написал кое-кому своим друзьям, чтобы подвинуть дело, но боюсь, что оно не пойдет или пойдет туго, и прибегаю к вам. Если вы захотите и можете заинтересовать сильных и добрых мира сего, которые, к счастью, одни и те же, то дело пойдет, и тогда и моя и ваша радость в успехе будут такими ничтожными песчинками в том огромном добре, которое сделается для тысячи людей, что мы об нем и не подумаем. Я не люблю писать жалостливо, но я 45 лет живу на свете и ничего подобного не видал и не думал, чтобы могло быть. Когда же живо представишь себе, чтò будет зимою, то волос дыбом становится. Сейчас — уже письмо написано было — мы узнали, что заболел холериной молодой мужик — жнец. Есть нечего, кроме дурного черного хлеба, и если бы это не было около нас, то очень может быть, что этот человек бы умер от недостатка хорошей пищи для ослабевшего желудка. Особенно поразительно и жалко для того, кто умеет понимать эту терпеливость и скромность страдания русского человека — спокойствие, покорность. Нет хорошей пищи, так и нечего жаловаться. Умрет — воля Божия. Точно не овцы, но добрые, сильные волы выпахивают свою борозду. Упадут — их оттащут; другие потянут... Так вот в ваши руки это важное и близкое нашему сердцу дело. — Вперед благодарю вас за всё, что вы сделаете».[1]

Мы не знаем точно, в чем именно проявилось содействие гр. А. А. Толстой делу помощи голодающим; однако она, повидимому, не осталась безучастной к призыву Льва Николаевича, судя по его позднейшему письму от 15 августа 1874 года, в котором он благодарит ее за оказанную поддержку: «Я на-днях приехал из Самары, куда ездил смотреть хозяйство в моем купленном там имении. Вы можете быть совершенно спокойны совестью в том участии, которое вы принимали в помощи тамошнему народу. Бедствие было бы ужасное, если бы тогда так дружно не помогли тамошнему народу. И я видел и узнал, что, хотя и не без греха прошло это дело раздачи, всё-таки помощь была действительная и в большей части случаев умная».[2]

Статья Толстого о Самарском голоде произвела сильное впечатление на всю читающую публику, и его призыв к содействию и помощи голодающим крестьянам вызвал в обществе соответственный отголосок. Автор официального отчета о Самарском голоде, E. Н. Анучин, следующим образом характеризует значение публичного выступления Толстого в официальной записке: «До корреспонденции графа Л. Н. Толстого никому и ничего вне Самарской губернии не было известно, что в ней происходит. Даже есть основание предполагать и больше, что и в самой-то Самарской губернии многие ничего не знали, или не хотели знать, чтò в ней делается и что ожидает ее население. Корреспонденция графа Толстого была громом, заставившим всех перекреститься».[3] В результате призыва Толстого

  1. ПТ, стр. 247.
  2. Там же, стр. 254.
  3. А. С. Пругавин, «О Льве Толстом и толстовцах», стр. 22.
591