Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 17.pdf/651

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

гениальное». Из этих записей видно, что в первой половине 1870-ых гг. Толстой далек был от недооценки личности Петра и что, во всяком случае, остановка работы не могла быть связана с переменой взгляда Толстого на личность преобразователя. Это произошло гораздо позднее, и на ход работ Толстого не могло оказать существенного воздействия, потому что в работе произошел радикальный перелом тематического порядка, с которым нельзя не считаться при высказываниях о работах Толстого в области исторических романов.

Срезневский утверждает, что Толстой совершенно разочаровался в личности Петра и создавать романа, в котором главная фигура с течением времени стала для него отвратительной, он не мог.[1] Следует учесть, что среди тридцати пяти начал только три начала включают в себе фигуру Петра в действии. Последний цикл набросков не только не намечает Петра в качестве главного героя, но и вообще не предполагает введения его личности в круг действующих лиц романа: остался только общий исторический фон, быт, люди, нравы Петровской эпохи и глухие толки о царе. Поэтому вызывает сомнения также рассуждение Берса, повторяемое другими биографами, что мнение Толстого о личности Петра сделало то, что вся эпоха стала ему несимпатична. Известно, что на конец 1879 г. падает работа Толстого над первым своим религиозно-философским опытом, где мы находим следующие резко-отрицательные оценки Петра («на молитве дьякон половина времени кричит многая лета правоверной благочестивой блуднице Екатерине II или благочестивейшему разбойнику, убийце Петру, который кощунствовал над евангелием» и в другом месте той же рукописи Петр назван великим мерзавцем, который кощунствует у пастырей). Как раз начало писания данной рукописи совпадает с последней вспышкой интереса к исторической эпохе, избранной для романа, — в октябре месяце 1879 г., когда Толстой занимался в архивах. Тогда взгляд на Петра, как мы видим, оказался радикально иным у Толстого, но эпоха не переставала интересовать его. Итак, не оспаривая перемены взгляда Толстого на личность Петра за 1870-ые гг., приходится заключить, что обе приостановки писания романа этой переменой не обусловливались; в 1873 г. такой отрицательной оценки личности Петра еще не было;[2]

  1. Л. Толстой. Полное собр. худ. произведений, III. Л.—М. 1928, стр. 534.
  2. Единственное свидетельство, которое может до известной степени подтвердить отзыв Толстого о Петре со слов С. А. Берса и подкрепить позицию названных выше исследователей, исходит от А. С. Суворина. Его характеристика ценна тем, что относится к 1875 г., когда эволюция взглядов Толстого конца 1870-ых гг. не могла еще отразиться на переоценке личности Петра I. Слабая сторона отзыва заключается в плохой осведомленности Суворина, который в своем «литературном портрете» Толстого допускает ряд промахов. Суворин писал: «Если (Толстой) напишет роман из времен Петра Великого — года два тому назад об этом много говорили — эту нелюбовь к выдающимся людям мы увидим еще яснее. По рассказам людей, с которыми граф Л. Н. беседовал о Петре Великом, выходит, что этого государя он низведет в разряд скорее смешных, чем великих людей. Я не выдаю этого за истину, но я считаю, что это возможно, потому что ни мало не противоречит его логике. «Народу Петр представлялся шутом», говорил будто бы о нем граф Л. H., «народ смеялся над ним, над его затеями и все их отвергнул. Опять народ и его воззрение («Незнакомец» (А. С. Суворин) «Очерки и картинки», I, изд. 2, Спб. 1875, стр. 20—21). — Как видим, Суворин сам пишет о взглядах Толстого на Петра I очень условно и предположительно.
641