Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/205

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

и не сознают за собою никакого лукавства, или которые в целомудрии проводят жизнь: ибо для того, чтобы видеть Бога, мы ни в чем столько не имеем нужды, как в этой добродетели (Злат.).

Бога узрят не только в духовном созерцании, но и телесными очами в его явлениях и не только в будущем веке, когда они вместе со всеми святыми будут наслаждаться лицезрением Божиим, но и в настоящем, когда они по чистоте своего сердца более других способны в собственной слепоте своей видеть Бога и вступать в общение с ним. Как зеркало тогда отражает образы, когда чисто, так и может созерцать Бога и разуметь писание только чистая душа (Феоф., ср. Афан. Вел.). Это обетование не противоречит тем местам писания, в которых говорится о невозможности для человека видеть Бога (Исх. 33, 20; Ин. 1, 18; 6, 46; 1 Тим. 6, 16 и др.), ибо в сих последних местах говорится о полном видении или познании Бога в его существе, что действительно невозможно, но о видении Бога человеком, насколько то возможно для сего последнего, часто говорится в писании: Ибо Бог открывается человеку в доступных ему образах, хотя сам в себе дух чистейший (Злат.).

Миротворцы: те, которые, живя в мире со всеми, употребляют свои средства, свое влияние для умиротворения людей в каких бы то ни было отношениях, предотвращают распри, раздоры, мирят противников и проч.

Сынами Божиими: все верующие суть дети одного Отца небесного, но особенно миротворцы (Мф. I, 1; Римл. 8, 17; Гал. 4, 5).

Бог есть Бог мира (1 Кор. 14, 33), те, кто производит мир между людьми, особенно в сем уподобляются Богу и в особенности достойны быть названы сынами Божиими. Они особенно уподобляются и богочеловеку, пришедшему на землю именно для того, чтобы примирить Бога и людей, и в сем случае суть истинные чадца богочеловека (ср. Злат. и Феоф.).

Нарекутся, т. е. будут действительно таковыми.
Рейс (стр. 196):

Мы полагаем, что можно бы было легко свести все качества истинного ученика Христова, перечисленные в рассматриваемом нами тексте, к одной основной и простой идее. Нищета духа не есть, собственно, ни материальная нищета, переносимая в благочестии, ни недостаток духовных сил. Она противополагается воображаемому богатству, — когда человек мнит себя нравственно совершенным или исполнившим свои обязанности перед Богом; сопутствуясь сознанием того, чего недостает человеку в этом отношении, она становится в виду этого богатым источником блага и истины. (Термин этот в подобном смысле часто употребляется в псалмах.) Другие качества не нуждаются в пояснениях; нам хотелось бы только указать на большую пригодность выражения преданные воле Божией, которое наши предшественники передают словами смирные и кроткие. Это последнее слово может быть принято, и оно, повидимому, вполне соответствует милосердию и склонности к миру. Но так как в первых предложениях речь идет скорее о религиозных, чем общественных отношениях, и так как всё здесь, собственно, сосредоточивается около той мысли, что надо поступать так, как это угодно Богу, то смирение духа выразится в подчинении высшей воле, а миролюбие проявится в самоотречении, в терпении, в отказе от задорной

203