Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/216

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Всё это совершенно справедливо, кроме последнего легкомысленного и ничем не оправданного заключения, что inadmissible почему-то то, что Иисус имел в виду один нравственный закон. Это отрицание голословное даже удивительно.

Упоминание о тексте Луки в том смысле, что текст Луки опровергает все предполагаемые объяснения, еще более удивительно. Такое голословное отрицание того единственного ясного и простого смысла, какой имеет этот стих, было бы решительно необъяснимо, если бы не видно было, что с самого начала уже смысл всей речи не понят. Непонимание простого смысла и отыскивание искусственного произошло и здесь от того же, от чего произошло непонимание стихов 14, 15 и 16: первым стихам блаженств — тезису всей речи придан ложный смысл; как же не путаться в объяснениях дальнейшего.

Для Рейса (так же как и для церкви) и стихи о соли и свете — вставка, не связанная с предыдущим, и вся эта речь со стихов Мф. 17—48 главы V-й есть вставка неуместная. Рейс прямо и говорит это (стр. 202):
(Ст. 17—48.) Этот отрывок, не имеющий внутренней связи с предшествующим и лишь отдельными кусочками входящий в изложение Луки, представляет из себя нечто целое и должен быть изучаем во всей своей совокупности, хотя евангелист и включил в него, то тут, то там, элементы, которые, хотя представляют в общем некоторую аналогию с главным текстом, но первоначально были ему совершенно чужды. Обстоятельство это объясняет нам, почему эта страница, одна из прекраснейших и важнейших в Евангелиях, представляет теперь некоторые трудности и может натолкнуть на ошибки. Нетрудно заметить, что Иисус говорит здесь о своем положении в отношении закона. Всё дело в том, чтобы точно уяснить то, что именно он говорит.
Вот что говорит церковь. (Толк. Еванг. Ев. Мф., стр. 75):

Истинно говорю: утверждение непреложности сказанного.

Доколе не прейдет и пр.: доколе стоит этот мир, т. е. до конца веков; или: скорее прейдет небо и земля, скорее миру настанет конец, нежели закон в его духе и существе останется неисполненным.

Иота — самая малая по начертанию буква еврейского алфавита, черта, малый изгиб, которым отличается одна буква от другой, сходной с нею по начертанию; сими словами означается, что и самое малое, по-видимому, и незначительное из закона не прейдет, не останется без исполнения, как непреложное слово Божие, которое не может быть праздным и остаться без исполнения.

Пока не исполнится: т. е. в духе и существе, и не по букве. Весь закон был сенью будущего; когда явилось самое тело, сень утратила свое значение,

214