Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/228

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
положении, как человек, видящий обоими глазами, да, в сущности, отсутствие одного из этих членов нимало не изменяет порочных наклонностей человека. В возражение надо сказать еще, что параллелизм образного языка вредит здесь, в сущности, самому содержанию нравственной идеи: лучше потерять один член, чем всё тело, лучше отказаться от чего-нибудь менее важного, менее необходимого, чем утратить всё. При таком параллелизме самый грех, в сущности, представляется как нечто относительно низшее, тогда как он абсолютно дурен. Мы увидим, как сами собой устранятся все эти трудности, когда мы увидим эти тексты в другом сочетании.
Вот что говорит Феофилакт (Толк. Еванг., стр. 87):
Господь не нарушает Моисеева закона, но исправляет его и запрещает мужу ненавидеть жену свою без вины. Если он оставит ее но уважительной причине, т. е. за прелюбодеяние — не подлежит осуждению, а если не за прелюбодеяние, то подлежит суду, потому что тем заставляет ее прелюбодействовать. Но и тот становится прелюбодеем, кто возьмет ее, потому что, если бы никто не взял ее, она, может быть, возвратилась бы к прежнему мужу и покорилась бы ему (Феофилакт, ср. Злат.).

По толкованиям церкви и Рейса выходит, что Иисус, по Рейсу, дает пример, как исполнять закон Моисея; по Феофилакту — исправляет закон, т. е. как будто только определяет то, что должно называться прелюбодеянием, тогда как Иисус вовсе не определяет ничего, а как в первом правиле о гневе показывает, почему для сынов царства Божия нельзя иметь гнева, так и теперь — почему сынам царства Божия нельзя быть блудниками.

Он говорит: если человек будет желать иметь женщину, то он погубит свою душу, и, отдаваясь этому, переменяя жен, будет распространять распутство и в женщинах и в мужчинах. Он показывает на вред распутства, находящийся в нем самом, а не определяет, что можно, чего нельзя, что надо называть прелюбодеянием и что можно не называть прелюбодеянием. Он говорит второе свое маленькое правило.

Первое правило было: «Не сердись никогда». И, сказав это маленькое правило, он показал, почему оно необходимо и разумно.

Теперь он сказал второе правило: «Никогда не считай хорошим чувство любви к женщине» — то самое, что в нашем христианском обществе считается самым прекрасным делом и что воспевается на все лады в миллионах книг, И, сказав это, Иисус показал, почему это другое маленькое правило необходимо и разумно.

226